Письмо 13

Левин М.Б. Наука CONTRA астрология – Письмо 13

Левин М.Б. Наука CONTRA астрология

Письмо 13

Дорогой Соседушка.

Владимир Георгиевич, здравствуйте. Пишу Вам и думаю: тринадцатое письмо уже! Ужас какой! Да я, наверное, за всю свою жизнь не намного больше написал (Интернет не считается) - вот что Ваша статья со мной сделала. Но, честно говоря, должен я Вас поблагодарить! Раньше всё времени не хватало как следует разобраться с аргументами противников астрологии а заодно и с их мировоззрением. А благодаря статье, навёл порядок в своей картине мира. Разумеется, не во всей, а только в той части, которая касается европейского "научного" мировоззрения и роли науки в нашем обществе. Заодно изменил своё представление о научном сообществе. А то у меня с юности какое-то романтическое отношение к учёным оставалось, хотя я, конечно, знал, как обстоят дела в реальности. Но сейчас я полазил по Интернету, посмотрел кое-какие факты из научной жизни, познакомился с Вашим творчеством, с творчеством других опровергателей и борцов. В результате в какой-то момент количество информации превзошло "критическую массу" и рухнули все легенды о науке, которые нам внушали всю жизнь. Так что для меня оказалось Ваше произведение весьма полезным. Я надеюсь, косвенно оно принесёт пользу и моим коллегам, которые прочтут мои письма к Вам. Вы ведь, я полагаю, догадались, что я не собираюсь скрывать своё творчество от широкой астрологической и неастрологической общественности.

Не подумайте только, дорогой соседушка, что я делаю это, чтобы Вас в неприглядном свете выставить. Отнюдь! Ради этого я стараться бы так не стал. Мне хочется, чтобы мои коллеги и единомышленники тоже реально посмотрели на тот героико-романтический образ науки, которым её наделяют евронаучные жрецы и их пропагандисты. А ещё я хочу, чтобы мои коллеги увидели бы, какие жалкие аргументы приводят "борцы с лженаукой", и умели бы на них отвечать. Так что, спасибо Вам за инициативу, давшую нам хороший импульс!

А теперь пойдём дальше. Еще немного, ещё чуть-чуть, осталась последняя глава статьи.

Нужно ли "воевать" с астрологией?

Итак, с точки зрения естествознания, астрология - пустоцвет, мыльный пузырь, лишенный рационального содержания. Там, где это возможно, наука создает методы прогноза и не окутывает их мистикой. А там, где невозможно, прямо об этом заявляет, не суля пустых надежд, как астрологи. Науке с астрологией не по пути. И если бы астрологи бессовестно не присваивали себе высокую репутацию, заработанную наукой, в частности астрономией, то и не было бы статей, подобных этой, и не обращали бы мы на них особого внимания, не выделяли бы из ряда других проявлений массовой культуры. Но когда диктор телевидения заявляет, что "сегодня по астрологическому календарю будет самый короткий день и самая длинная ночь", а бородатый астролог "назначает" на завтра солнечное затмение, хочется закричать: "Люди, при чем же здесь астрология? Это результаты нормальных научных расчетов, сделанных астрономами (покажите мне астролога, который самостоятельно может рассчитать хотя бы продолжительность дня, не говоря уже об обстоятельствах солнечного затмения!). Люди, неужели вы думаете, что если астролог смог прочитать в Астрономическом календаре о завтрашнем затмении, то он так же легко сможет прочитать книгу вашей судьбы? Ведь эту книгу, в отличие от Астрономического календаря, не купишь в магазине".

Случается, противников астрологии ее адепты называют "догматиками и схоластами, не способными ощутить зарождение новой науки". Предоставляю читателю самому судить о справедливости этих обвинений.

То, что по привычке мы называем "борьба с астрологией", вовсе не равносильно стремлению искоренить ее. В данном случае позиция ученого состоит в желании оградить науку, ее "авторское право", ее честно заработанный авторитет от посягательства "незваных гостей", жаждущих эксплуатировать этот авторитет для своей корысти.
Как известно, ученые - скептики, а верующие - догматики. Именно поэтому наука и вера несовместимы. Они могут дополнять одна другую, но не вправе диктовать друг другу свои принципы. Эта мысль, очевидная теперь уже и для нас, россиян, казалось бы, разводит науку и веру (в широком смысле, а не только религиозную) в разные стороны, не оставляя им точек соприкосновения. Но это не так.

Дело в том, что положение науки и веры существенно различается. Наука практически не имеет на своем поле конкурентов: она с полной очевидностью доказала свою способность решать поставленные задачи. Попытки провозглашения "альтернативных", "неофициальных" наук - уфологии, парапсихологии и иже с ними - практически не задевают Большую науку.

В области веры совсем иная ситуация: на этом поле наблюдается жесточайшая конкуренция. А то, что бытующая в обществе астрология относится именно к этой области, признают даже весьма благожелательно относящиеся к ней ученые: "Далеко не всем людям нужна истина, как она понимается в науке. В астрологии с древнейших времен присутствуют течения оккультно-мистического толка. Если человек чувствует себя комфортно в пределах такой идеологии и она помогает ему достойно нести тяжести жизни, то такая идеология имеет права на существование (коль скоро она не содержит в себе явных элементов антиобщественного)".
Не будучи наукой, астрология ищет свою нишу, свой оригинальный образ и находит его на пути мимикрии, рядясь в ученые одежды, окружая себя компьютерами и наукообразной терминологией, но при этом полностью не признавая научный метод.

Трудно согласиться с высказыванием А. Л. Чижевского о том, что "астрология, если отбросить все ее мистические заблуждения, учит о связи всех вещей и явлений" [14]. Астрология без мистики уже не астрология, а нечто иное - космобиология, гелиобиология, ритмология, наконец, философия. Если же постоянно менять содержание какого-либо понятия, то в конце концов оно становится вообще бессодержательным. Сегодня, как и всегда, под астрологией понимают методику предсказания судьбы объекта по относительному расположению звезд и планет в момент его рождения. Иное содержание требует иных терминов.

Западная астрология зародилась в древнем Шумере, когда люди, не понимавшие причин происходящих вокруг них явлений, стали впервые нащупывать связи между, казалось бы, случайными событиями. Эта мотивация, вообще говоря, и в наше время стимулирует занятие как наукой, так и ее суррогатами (если человек не хочет или не может "играть по правилам" науки).

С этой проблемой лицом к лицу оказались педагоги: научные знания не создают надежного иммунитета к лженауке. Очевидно, следует уделять часть учебного времени критическому анализу псевдонаук. Путем простых опытов любой сможет сам легко убедиться, что гороскопы не способны предсказывать события на уровне выше случайных совпадений. Преподаватели должны попытаться понять причины увлечения астрологией, если хотят эффективно бороться с этой лженаукой, которая претендует на звание науки, не будучи таковой

В этой главе наступает кульминация. Вся статья завершается целой серией мощных выводов. Надо бы посмотреть их повнимательнее. Сначала разберём более простые высказывания, стиль и прочее, а потом уже самые важные.

Итак, с точки зрения естествознания, астрология - пустоцвет, мыльный пузырь, лишенный рационального содержания. Там, где это возможно, наука создает методы прогноза и не окутывает их мистикой. А там, где невозможно, прямо об этом заявляет, не суля пустых надежд, как астрологи. Науке с астрологией не по пути. И если бы астрологи бессовестно не присваивали себе высокую репутацию, заработанную наукой, в частности астрономией, то и не было бы статей, подобных этой, и не обращали бы мы на них особого внимания, не выделяли бы из ряда других проявлений массовой культуры. Но когда диктор телевидения заявляет, что "сегодня по астрологическому календарю будет самый короткий день и самая длинная ночь", а бородатый астролог "назначает" на завтра солнечное затмение, хочется закричать: "Люди, при чем же здесь астрология? Это результаты нормальных научных расчетов, сделанных астрономами".

В этом абзаце что ни фраза, то находка! Хочется остановиться на каждой. Во-первых, как я уже писал выше, обсуждение содержания астрологии - вообще не дело естествознания, это дело гуманитарных наук и философии.

Во-вторых, все аргументы против астрологии, как мы видели, оказались чистым блефом. И, в-третьих, мыльный пузырь вряд ли просуществовал бы несколько тысяч лет. А Вашу этическую позицию, скрытую в этой фразе, мы обсудим в одном из следующих писем.

Вторую фразу можно пропустить, следует только напомнить, что слово мистика - не ругательство, и хорошо бы его использовать в правильном смысле. А о невозможности прогноза поговорим чуть позже.

Теперь о "присвоении репутации". Вернитесь к первому письму: астрологи уже в древнем Египте и продолжительность дня определили, и затмения научились предсказывать. Получается, что это астрономы "присвоили себе" репутацию астрологов, а не наоборот. Но мы не жадные, пользуйтесь на здоровье, наша репутация не на таких мелочах держится.

(покажите мне астролога, который самостоятельно может рассчитать хотя бы продолжительность дня, не говоря уже об обстоятельствах солнечного затмения!). Люди, неужели вы думаете, что если астролог смог прочитать в Астрономическом календаре о завтрашнем затмении, то он так же легко сможет прочитать книгу вашей судьбы? Ведь эту книгу, в отличие от Астрономического календаря, не купишь в магазине".

Какова логика: "если бы дикторы телевидения были образованней, мы бы не боролись с астрологией"!!! Это что - пример рационального научного мышления? Не знаю, как на физфаке, а из нашей Академии студент с такой логикой после первого же семестра уходит.

Насчёт "самостоятельно рассчитать" я уже писал раньше. Даже, помнится, приглашал Вас в Академию Астрологии - познакомиться с нашими математиками, физиками и астрономами. Так что, рассчитаем, уважаемый: наши математики и астрономы не хуже Вас это сделают. Впрочем, и не Вы сами это вручную считаете, это за Вас программисты делают, а Вы этим пользуетесь, "похищая высокую репутацию" математики. А для нас эти данные рассчитывают наши программисты-астрологи, так что не нужно нам в астрономические календари лезть, у нас есть свои астрологические календари, пользующиеся большой популярностью. Так что зря Вы на диктора напустились - он-то как раз в астрологическом календаре это прочёл, потому что ни одного удобного календаря российские астрономы не издали. А те астрономические эфемериды, которые они издают, человек без специального образования прочесть не может. Вы бы лучше издали нормальный календарь и занялись астрономическим ликбезом населения, чем впустую тратить время на писание подобных статей, а то приходилось нам пользоваться западными эфемеридами, а не российскими. Это, правда, давно было, до появления персональных компьютеров. Помню, как мне в самом начале приходилось переводить вручную координаты из экваториальных в эклиптические - до чего нудная работа! Где Вы тогда были со своим праведным гневом, когда я высокую репутацию сферической геометрии похищал. Впрочем, я тогда математиком работал, так что имел юридическое право считать координаты.

Послушайте, неужели Вы сами не понимаете, какой абсурд написали? А если Вы действительно уверены, что мы у Вас что-то похитили - обратитесь в суд, за защитой репутации, авторских прав, наконец. Доставьте юристам несколько весёлых минут, дайте им от души посмеяться - они ведь в своих юридических академиях изучают классическую логику (в отличие от физиков), вот Вы им свои логические доводы и приведёте.

То, что по привычке мы называем "борьба с астрологией", вовсе не равносильно стремлению искоренить ее. В данном случае позиция ученого состоит в желании оградить науку, ее "авторское право", ее честно заработанный авторитет от посягательства "незваных гостей", жаждущих эксплуатировать этот авторитет для своей корысти.

О каком "авторском праве" науки Вы пишете, уважаемый? То, что сегодня называется знанием, научным знанием, - это результат долгой и кропотливой работы сотен и сотен поколений. Культура за культурой накапливали знания о мире и практический опыт и передавали его другим культурам. Среди тех, кто собирал и копил эти знания, были и верующие (таких было больше всего), и мистики - и все они складывали свой труд и опыт в общую копилку. Потом, четыреста лет назад, началась новая наука. Представители этой науки, опираясь на всё, что было сделано до них, стали достраивать это здание, попутно обругивая тех, чьими трудами они пользовались. С самоуверенностью подростков они стали думать, что сделали что-то такое, чего никто до них не делал. Но есть, знаете ли, мнение, что те, кто создавал основания культуры "с нуля", выполнили самую главную работу. Потому что остальные только переделывали и достраивали созданное этими неведомыми нам поколениями первотворцов культуры. А потом пришли Вы, Владимир Георгиевич, и заявляете о каком-то авторском праве, прибрав к рукам и объявив своей евронаучной собственностью труды всего человечества за тысячи лет. И при этом Ваша совесть даже не пискнет, когда Вы заявляете авторское право на умение предсказывать затмения, которым владели ещё древнеегипетские жрецы-астрологи.

Как Вы думаете, уважаемый, на что это более всего похоже? Не буду говорить, чтобы не обидеть уважаемого оппонента. Но если интересно, рекомендую обратиться к Уголовному Кодексу - там Вы найдёте квалификацию подобной заботы об авторском праве.
А если действительно Вас волнует авторское право Вашей науки, выбросьте из неё всё, что сделано до 17-го века - именно это время считается началом науки в её сегодняшнем смысле. Выбросили? - А теперь выбросьте всё, что непосредственно следует из трудов "донаучных" исследователей. А теперь на всё, что останется, можете накладывать свою ручонку! Жалкое же у Вас мнение о собственной науке, если Вам приходится такими, не совсем достойными способами защищать её репутацию!

А Ваш язык и стиль каковы? Никогда до Вашего эпистолярного творчества репутацию нельзя было похитить, впрочем, как и достоинство. Их можно было только потерять, причём по собственной вине. И честь тоже. И только "девичью честь" можно было похитить. Так кто же изнасиловал Вашу науку? Или она сама потеряла и честь, и репутацию, а Вы пытаетесь своими словесами прикрыть её грех?

Когда я прочитал эти строки, мне показалось, что написал их африканский колдун, для которого репутация - что-то вещественное, что можно утащить, как кошелёк из кармана. Ну, что ж, прячьте подальше репутацию (лучше всего в сейф, вместе с научным мышлением) и науку ограждайте. Обносите науку оградой из колючей проволоки, ставьте погранзаставы - писали же Вы о границе между наукой и астрологией, ну и превращайте эту границу в "железный занавес". При советской власти "железный занавес" не для чужих был, а для своих, чтобы не могли поехать, увидеть, как на Западе живут, или, того хуже, там остаться. Так и Вы боитесь, как бы Ваши студенты другую жизнь (то есть, другое мышление) не увидели и к нам бы не сбежали. Мы-то на Вашу сторону границы совсем не рвёмся, только, может быть, самые наивные из нас.

Что нам в официальной науке нужно? Степени, должности, звания, гранты, субсидии, бюджетное финансирование? Официальные должности и звания нам славы ни в своей среде, ни в обществе не прибавят. А всё остальное - золотая клетка, да и не особо золотая. Астрологи - народ свободолюбивый. Астрология под Ураном, а Уран любит независимость, она ему дороже всего. Идти в академическую кабалу ради грантов и субсидий? - Нет уж, мы почти все там были, знаем, что это такое, ушли по своей воле, никто нас не выгонял и обратно в кабалу не желаем. Нравы официальной науки нам известны и вносить их в свободную астрологическую среду мы не хотим. А звания? - Те, кто к нам обращаются за профессиональной помощью, нас не за звания ценят, нас ценят за конкретный результат. Это астроном может всю жизнь заниматься своими исследованиями и никто, кроме его коллег, не понимает, что он делает и какой прок от его результатов. Ему звания позарез нужны: чем, кроме званий, он перед остальными продемонстрирует свои успехи. Даже перед своими коллегами - ведь большинство из них его работ никогда читать не будет. А к астрологу приходят с конкретными вопросами и получают на них ответ, и человек прекрасно может судить, помог ему астролог, или нет. И будь ты хоть трижды профессор, если ты не приносишь никакой пользы, к тебе ни человек, ни фирма второй раз не обратятся.

Все эти рассуждения о защите авторитета и прочего нужны только для того, чтобы оправдать именно желание искоренить астрологию. Я об этом напишу чуть позже, когда мы до этики "жрецов науки" доберёмся. Чтобы не приводить дважды одни и те же доводы, скажу о другом, о чём дальше не буду говорить. Если бы Вы только защищали авторитет астрономии, Вам достаточно было бы аккуратно объяснить людям разницу между астрономией и астрологией. Надо было сказать, что астрономия изучает Солнечную систему, галактику и т.д., а астрология, пользуясь результатами астрономов, описывает характеры и судьбы людей. Кстати сказать, об этом Вы сами в конце статьи сказали, хотя всё время пытались астрологию с точки зрения естествознания судить. Может, конечно, Вы и сами считаете, что человеческую судьбу должен изучать физик, химик, или биолог. Не можете Вы склеить концы с концами, ну и ладно, главное, объясните аккуратно разницу между астрономией и астрологией и спасёте гибнущую репутацию астрономии. При этом Вам придётся, конечно, забыть, что все основы астрономии заложены в те времена, когда и слова "астроном" не было. И не надо было бы астрологию в мистике упрекать, студентов от религиозной мистики защищать, липовую статистику для опровержения астрологии приводить - всё это лишнее, если речь только защите репутации идёт. Нет, Вы именно хотите уничтожить астрологию, отбить у людей интерес к ней, только Вам стыдно в этом признаться? А подсознательно, может быть, не Вы сами, а Ваши заказчики из Комитета по борьбе с лженаукой хотели бы и покруче с астрологами обойтись, но в этом, конечно же, не признаются. Но защитой репутации всю свою агрессию оправдывать не стоит - даже самых наивных Вы в этом не убедите.

Владимир Георгиевич, хочу отметить, что Вы в своей статье постоянно ходите по грани, отделяющей честного человека от идеологически ангажированного лжеца. Например, в предыдущем абзаце фраза: "покажите мне астролога, который самостоятельно может рассчитать хотя бы продолжительность дня, не говоря уже об обстоятельствах солнечного затмения!". Вы ведь отлично знаете, что таких людей в астрологии масса, сами писали про астрологов - кандидатов и докторов наук. Для чего Вы написали эту фразу? Чтобы лишний раз попытаться внушить читателю, что астрологи малограмотны? Или у Вас между третьей и шестой главой случился острый приступ склероза? - Не верю! Правда, Вы не утверждаете, Вы только вопрос задаёте. Но вопросик-то риторический: Вы ещё не врёте, но уже подвираете (извините за неакадемическое выражение). А Ваши заявления об авторском праве науки чего стоят? Тут Вы ещё дальше заехали. Осторожнее, Владимир Георгиевич: так недолго и честь потерять! Или честь - понятие ненаучное, нерациональное, и для Вас она значения не имеет?

Вот и в этом абзаце то же самое: Вы пытаетесь убедить читателя, что астрология на что-то посягает, а вы - бедные учёные - только защищаетесь. И опять полуложь - Вы отлично знаете, что активность проявляют не астрологи, а учёные идеологи, евронаучные жрецы. Если пройтись по статье, то такой полулжи можно найти очень много. Неужели Вам не хочется остаться честным человеком? Ладно - это дело Вашей совести! Мы не будем Вас судить, а просто пойдём дальше.

жаждущих эксплуатировать этот авторитет для своей корысти.

Вот, теперь и Вы, Владимир Георгиевич, о корысти заговорили. Вам что, неприятно, что астрологи за свою работу деньги получают? Мы ведь за госбюджет с астрономами не конкурируем. Или Вы в ГАИШе бесплатно работаете? А как насчёт гонораров за антиастрологические брошюры? Можно было бы сказать, что Вам борьба с астрологией ради корыстных интересов нужна. Но я-то Вас в корысти не обвиняю, я уверен, что Вы идейный борец. Или Вы всерьёз думаете, что нам за знание астрономии деньги платят? Давайте проведём эксперимент: опубликуйте в газете объявление "Учёный- астроном даёт астрономические консультации. (Не путать с астрологами!)" - я даже готов это объявление оплатить. Или походим вместе по разным фирмам с тем же предложением. Да Вы и так знаете, какой будет результат. Так ради какой корысти нам надо выдавать себя за астрономов? Вы скажете, что учёным больше верят? - Нет, уважаемый, отнюдь не больше. И мы об этом немного ниже поговорим: почему учёным верят значительно меньше, чем раньше. Итак, в этом абзаце ни одной разумной фразы. Для чего это всё это написано? - А это мы увидим из дальнейшего текста статьи.

Как известно, ученые - скептики, а верующие - догматики. Именно поэтому наука и вера несовместимы. Они могут дополнять одна другую, но не вправе диктовать друг другу свои принципы. Эта мысль, очевидная теперь уже и для нас, россиян, казалось бы, разводит науку и веру (в широком смысле, а не только религиозную) в разные стороны, не оставляя им точек соприкосновения. Но это не так.

Читаешь, и прямо чувствуешь (мистически, конечно), как доволен был автор, когда писал эти строки: как всё хорошо обосновано - ясно, чётко, логично, не может быть никаких возражений. Мне даже как-то неудобно, что придётся помешать такому полёту мысли и спустить Вас с высоких небес абстракции на нашу конкретную землю. Я начну, как и Вы: как известно (это действительно известно), Екатерина Великая в слове "ещё" делала четыре (!) ошибки. Вы, как я вижу, решили с ней посоревноваться: в двух фразах столько логических несуразностей и фактических ошибок, что все даже трудно пересчитать. Начнём с того же "как известно": это хороший психологический приём, чтобы у читателя не возникло никаких вопросов. Психологи знают, что когда надо кому-то "повесить лапшу на уши", следует почаще повторять выражения: "как известно", "очевидно, что", "как все знают". Вы вовсю пользуетесь этой техникой. Ну, как же - это известно, так зачем же вопросы задавать, ещё подумают люди, что ты малообразован, лучше уж сразу согласиться. Так кому же это известно? Мне, например, неизвестно, а после моих аргументов, я надеюсь, и Вам тоже станет неизвестно. Я по первому образованию - математик, а математики знают, что утверждения, кажущиеся очевидными, труднее всего доказать, а зачастую они вовсе неверны: я об этом, кажется уже писал. Давайте-ка, пощупаем Вашу логику.

Первое:

ученые - скептики, а верующие - догматики

Все учёные, или, может быть, некоторые учёные? И верующие - все они догматики, или некоторые, или в большинстве? По контексту видно, что подразумеваются все учёные. Даже казаться начинает, что путём дрессировки и селекции выведена новая порода под названием "учёные" с какими-то особыми качествами, не такими, как у всех остальных людей. Впрочем, может быть и так - одно особое качество у них есть. Сейчас мы увидим, какое.

Мы не можем представить себе спортсмена-штангиста, рекордсмена, который у себя на даче не способен поднять десятикилограммовый мешок картошки; или альпиниста, покоряющего шеститысячники, который в городе с трудом, задыхаясь, поднимается по лестнице на шестой этаж. Также мы не можем представить себе водителя такси, который работает много лет без аварий, а, садясь за руль собственной машины, регулярно въезжает в ближайший столб. А вот учёного со степенью, представителя точных (!) наук, который в популярной статье почти на каждой странице допускает грубейшие логические ошибки, мы вполне можем себе представить - это мой уважаемый оппонент. Но, судя по другим статьям на ту же и не на ту же тему, он - не единственный. Значит, в университетах не учат аккуратно мыслить, а учат владеть набором технических методов, необходимых в данной науке. И если будущий учёный сам научится мыслить, - это его собственная заслуга, а не научится, - так и без этого обойдётся. Ведь Вы, Владимир Георгиевич, не какой-нибудь аутсайдер в официальной науке: у Вас степень, Вы научный сотрудник в престижном институте, Вам доверяют студентов - Вы курируете будущих астрономов. Выходит, в науке можно и без аккуратного мышления обойтись? Или (вот оно - новое качество!), уходя с работы, представитель породы "учёных" забывает всё, что умел, а, придя на работу, снова вспоминает? Продолжим анализ Ваших рассуждений.

Второе: всегда ли учёный - скептик, а верующий - догматик, или только иногда? Если всегда, значит, и суп они едят по-разному: учёный - скептически, а верующий - догматически. Если же только иногда, то при каких обстоятельствах? Я полагаю, что учёные - скептики, преимущественно, в своей сфере деятельности. А когда они её покидают и выходят в обычную жизнь, там они такие же, как все. Те, кто научился самостоятельно мыслить - более скептичны, а те, кто выучил только технические приёмы своей науки, - такие же, как и остальные, и даже более догматичны, когда дело касается научной идеологии. Вообще-то, любой хороший специалист - что автослесарь, что повар - в своей сфере деятельности скептики. Они рекламе доверять не будут, а сами всё проверят, и в этом они ничем не отличаются от хороших учёных. А, как мы видели из предыдущих писем, чрезмерное самомнение, подпитываемое идеей превосходства науки над всем остальным, делает учёного куда большим догматиком в незнакомых ему областях, чем обычные люди без подобного самомнения. И, в первую очередь это относится к оккультизму, астрологии, религии, мистике, о которых подобные учёные имеют самое слабое представление, но считают себя вправе выносить о них категорические суждения. Да и представление об особом скептицизме учёных в науке тоже несколько преувеличено.

Скептицизм (в науке - М. Л.) сводится к минимуму; он направлен против мнений противников и против незначительных разработок собственных основных идей, однако никогда - против самих фундаментальных идей. Нападки на фундаментальные идеи вызывают такую же "табу"-реакцию, как "табу" в так называемых примитивных обществах. Как мы уже видели, фундаментальные верования защищаются с помощью этой реакции, а также с помощью вторичных усовершенствований, и все то, что не охватывается обоснованной категориальной системой или считается несовместимым с ней, либо рассматривается как нечто совершенно неприемлемое, либо - что бывает чаще - просто объявляется несуществующим.
(Пол Фейерабенд. "Против методологического принуждения" В кн.: Фейерабенд П. Избранные труды по методологии науки. М., 1986. с.125-467)

Не будем слишком задерживаться на псевдоскептицизме учёных, пойдём дальше.

Третье: верующие. Здесь Вы допускаете естественное для человека, крайне далёкого от этой темы, смешение четырёх различных понятий: Вы свалили в одну кучу веру, религиозную или мистическую практику, религиозную традицию и религиозные институты.

Вера является основой любой религии, но сама по себе может быть не связана ни с практикой, ни с традицией, ни с церковью. Например, интуитивная вера в Провидение, в Первоисточник всего сущего или непосредственное мистическое чувство Творца. К "свободной" вере относится и деизм:

ДЕИЗМ (от лат. deus - Бог), религиозно-философская доктрина, которая признает Бога как мировой разум, сконструировавший целесообразную "машину" природы и давший ей законы и движение, но отвергает дальнейшее вмешательство Бога в самодвижение природы (т. е. "промысел Божий", чудеса и т. п.) и не допускает иных путей к познанию Бога, кроме разума. Получил распространение среди мыслителей Просвещения, сыграл значительную роль в развитии свободомыслия в 17-18 вв. (Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия)

Религиозная или мистическая практики тоже могут быть не связаны с конкретными религиозными традициями. Примером тому является йога, отчасти дзен-буддизм. Философской основой йогических практик является санкхья, не связанная с конкретной индуистской религиозной традицией. Китайский чань-буддизм, как и японский дзен-буддизм, хотя формально и принадлежат к буддийской традиции, но на самом деле могут при желании практиковаться в рамках любой традиции, или вообще вне традиции. То же самое можно сказать и про некоторые суфийские ордена: хотя они и существуют внутри мусульманства, но одно время их даже обвиняли в христианстве.

Религиозная традиция не обязательно формирует конкретный религиозный институт, то есть, по-нашему, церковь, хотя почти всегда церковь возникает на базе традиции. Но возникает она обычно позже, а первоначально большинство известных нам традиций существовали вне религиозных институтов. Ближайшие примеры: ранний иудаизм времён праотцов, раннее христианство и другие.

И, наконец, сложившийся религиозный институт, то есть церковь. Например, христианская церковь после седьмого века или иудаизм времён второго храма и позже.

Если говорить о догматах, то это относится всегда к церкви, часто к религиозной традиции, иногда, крайне редко, к свободной религиозной практике и никогда к свободной вере. Так каких же верующих Вы имеете в виду? Если речь идёт о свободной вере, то такая вера была у Эйнштейна, у Ньютона. Я назвал только самые знаменитые имена, но перечислять можно ещё очень долго. Вы сказали, что вера несовместима с наукой - я правильно Вас цитирую? Мне же лично кажется (хотя я могу и ошибаться), что эти два верующих совместимы с европейской наукой не меньше, чем мой оппонент, и даже, может быть, не меньше, чем председатель Комиссии по борьбе с лженаукой, академик РАН Эдуард Павлович Кругляков. Вы можете сказать, что речь шла не о той вере, - значит, надо точнее писать, чтобы читатель не запутался.

Хорошо, попробуем проверить Ваше утверждение на других категориях верующих. Не будем тратить время, перейдём к самому крайнему случаю - к четвёртому, где речь идёт о представителе Церкви, признающем все догматы этой Церкви. Коперник был каноником католического костёла, Иоганн Мендель - основоположник генетики - монахом, Флоренский - священником. Я ведь беру не просто верующих, а священников, монахов - они ими не могли бы стать, если бы всерьёз и искренне не признавали догматов церкви. Да и сейчас при Ватикане есть несколько научно-исследовательских институтов, где работают физики, биологи, историки, и все они - верующие четвёртой категории. Так что даже в этом случае Ваш тезис не работает, не говоря уж об остальных.

Да и как Вы умудрились разделить учёных и верующих, да ещё противопоставить их друг другу. Это какая-то магия, мистический акт - из одного человека сделать двух. Конечно не из всех, но из очень многих. И Ваше утверждение, что верующие - догматики, тоже надо бы уточнить. Что касается догматов своей церкви, то, действительно, многие их принимают без обсуждения. Но когда речь идёт о других вещах, не относящихся к их традиции, то они такие же, как и все. И когда политики или идеологи-учёные пытаются им навязать какую-то теорию, то они становятся куда большими скептиками, чем подавляющее большинство учёных. Они будут требовать серьёзных доказательств и ничего не примут на веру.

Ну что ж, мы пощупали Вашу логику: в пяти словах (включая союз "а") больше пяти ошибок. Екатерину Великую Вы уже догнали! Правда, не знаю, можно ли здесь сравнивать, - она делала ошибки в правописании, а Вы в мышлении.

Именно поэтому наука и вера несовместимы. Они могут дополнять одна другую, но не вправе диктовать друг другу свои принципы. Эта мысль, очевидная теперь уже и для нас, россиян, казалось бы, разводит науку и веру (в широком смысле, а не только религиозную) в разные стороны, не оставляя им точек соприкосновения. Но это не так.

"Именно поэтому" - хорошее продолжение. Логики говорят, что из ложного или бессмысленного утверждения можно вывести что угодно. Если 2 х 2 = 5, то Волга впадает в Красное море. Так что (наконец-то!) логически правильный вывод. А то мне как бывшему математику очень тяжело было ваши рассуждения читать - это всё равно, что музыканту с тонким слухом слышать, как кто-то вовсю фальшивит. А тут верная логика - из первого ложного утверждения выводим второе, тоже ложное. Почему ложное? Да потому, что нет никакой несовместимости. Мы уже видели, что они прекрасно совмещаются в умах величайших учёных. Но не только это. Реальная (а не созданная воображением моего оппонента) научная деятельность почти всегда вначале основана на вере. Я не говорю о труде научных подёнщиков, вносящих в готовые теории незначительные улучшения. Речь идёт о великих прорывах в науке, которые совершают уникальные творческие умы. Там на первых порах без веры не обойтись.

Резерфорд верил в свою правоту, когда предложил свою модель атома, хотя она противоречила электродинамике Максвелла. И только через несколько лет Бор предложил своё обоснование этой модели. Что все годы поддерживало Резерфорда, как не вера? Да ещё уникальная интуиция Резерфорда, которой восхищались все физики. Та самая мистическая интуиция, которая приводит учёного-творца к правильным выводам задолго до того, как получены весомые обоснования его интуитивной догадки. А Менделеев: что, кроме интуиции, могло заставить отступить от всякой рациональной логики в определённых местах его таблицы? Даниил Данин приводит цитату из Бора, говорящего об открытии закона Мозли:

Это (открытие - М. Л.) было немедленно осознано не только как решительное подтверждение атомной модели Резерфорда, но и как потрясающе выразительное свидетельство силы интуиции (курсив мой - М. Л.) Менделеева, заставившей его в определённых местах периодической таблицы отступить от последовательности возрастающих атомных весов. (Д. Данин. Резерфорд. Москва, "Молодая гвардия". 1967. - стр. 404)                 

И что, кроме веры в свою правоту, поддерживало Менделеева? Конечно, это не религиозная вера, но Вы ведь разводите в разную сторону науку и веру в широком смысле:

разводит науку и веру (в широком смысле, а не только религиозную) в разные стороны

А интуиция, о которой говорят все творческие учёные, - это ведь совершенно мистическое явление, он противоречит строгому научному методу, как Вы его описываете.

ученый не может заниматься фантазиями (из третьей главы - М. Л.)

Гильберт - один из величайших математиков 19-20 веков - считал иначе. Когда у него спросили, куда исчез один из его учеников, Гильберт ответил: "Он ушёл в поэзию, для математики у него не хватило воображения!". И Гильберт, и Анри Пуанкаре - звезда французской математики - считали, что интуиция, воображение играют в научном творческом процессе огромную роль, а уж о творчестве они кое-что знали. Бывает, что интуиция и воображение обгоняют факты и очень долго приходится ждать, пока они получат доказательное обоснование. Великая проблема Ферма - высказанное им интуитивное предположение - триста (!) лет ждала своего доказательства. И если устранить из научного творчества всё "мистическое", от науки не останется ничего, кроме набора простеньких утверждений, на которые способны научные подмастерья.

Я уже показал в одном из предыдущих писем, что вера, априорная убеждённость - основа любой принципиально новой научной теории. Но это хорошо видно только в периоды великих изменений в науке, во времена научных революций, когда вырабатывается новая парадигма. В другие периоды, когда парадигма уже разработана (Кун назвал эти периоды "нормальной наукой") учёный вполне может обойтись и без фантазии, и без воображения, и без творческого мышления, следуя тем шаблонам, которые были созданы до него. Недаром все учёные, на которых я сейчас ссылался, - творцы научных революций. Им лучше, чем Вам, знать о роли фантазии в научном исследовании. Скажите, дорогой астроном, неужели вам совершенно неизвестно значение интуиции и веры в науке? Или Вы забываете про всё это, когда пытаетесь навязать читателю миф о всемогуществе рациональной логики? Я уже писал об этом мифе, писал и о мифе, которым в реальности является евронаучная идеология.

… наука и вера несовместимы. Они могут дополнять одна другую, но не вправе диктовать друг другу свои принципы. Эта мысль, очевидная теперь уже и для нас, россиян, казалось бы, разводит науку и веру (в широком смысле, а не только религиозную) в разные стороны, не оставляя им точек соприкосновения.

И о том, что евронаучная идеология - это новая религия, я тоже писал. Так что Ваш тезис о несовместимости опровергается, кроме всего прочего, ещё и социальной практикой Вашей же науки. А вот насчёт принципов - это хорошо, только не совсем понятно. У веры принципов нет: вера - сама принцип; принципы есть у религиозной идеологии, но всё равно хорошо. Жаль, что в реальности это не так, потому что ксёндзы евронауки постоянно диктуют обществу свои принципы. Правда, они перестали вести агрессивную антирелигиозную пропаганду, перестали писать в популярных изданиях заявления типа: "Наука доказала, что бога нет!". Поосторожнее стали еврошаманы, понимая, что сейчас не 19-й век и агрессивную антирелигиозную пропаганду уже не примут на ура. Но свою идеологию продолжают нам навязывать в менее примитивных формах. Примеры я уже приводил, но самым ярким примером является послание Комиссии РАН по борьбе с лженаукой, которое я тоже привёл в десятом письме. Вот отрывочек из него:

Мы призываем руководителей радио- и телевизионных компаний, газет и журналов, авторов и редакторов программ и публикаций не создавать и не распространять псевдонаучные и невежественные программы и публикации и помнить об ответственности СМИ за духовное и нравственное воспитание нации.

Что это, как не попытка навязать всему обществу свою идеологию? Они ведь обращаются не к своим подчинённым, а ко всем СМИ. Очень им хочется, чтобы кроме их идеологии ничего иного вообще не было слышно. По орвелловской утопии, видать, тоскуют, по министерству правды и министерству любви (см. Письмо 10). И как аргументируют: "духовное и нравственное воспитание нации"! Эти не шутят! Эх, надо бы посмотреть состав этой Комиссии: очень уж интересно, что за личности берутся нас учить духовному и нравственному воспитанию. Придётся, видно, посмотреть на позицию этих идеологов с этической точки зрения. Но прежде, чем этим заняться, надо довести до конца разбор шестой главы.
Посмотрим следующий абзац.

Дело в том, что положение науки и веры существенно различается. Наука практически не имеет на своем поле конкурентов: она с полной очевидностью доказала свою способность решать поставленные задачи. Попытки провозглашения "альтернативных", "неофициальных" наук - уфологии, парапсихологии и иже с ними - практически не задевают Большую науку.
В области веры совсем иная ситуация: на этом поле наблюдается жесточайшая конкуренция.

Серьёзные утверждения! Стоит их разобрать.

Отвлекусь на минуту. Когда-то давно читал я у одного английского писателя, кажется у Чарльза Питера Сноу, как молодой человек из высшего света говорит о различных оборотах речи примерно следующее: "В узком кругу я сказал бы, что этот человек лжёт. В более широком - что он слишком свободно обращается с фактами. А в парламенте сказал бы, что он не обладает достаточной информацией". К чему это? - Да ни к чему. Просто отвлёкся на минуточку от нашей дискуссии, вспомнил по ассоциации.

Итак, вернёмся к Вашим утверждениям. Мне кажется, что в этом вопросе Вы не обладаете достаточной информацией, да ещё и путаетесь в понятиях. Придётся Вас познакомить с некоторыми фактами. Сначала о "жесточайшей конкуренции" в вере. Я, будучи астрологом, отношусь в православной традиции к разряду еретиков. Но это не заставляет меня искажать реальную картину. В вере, уважаемый, вообще не может быть никакой конкуренции. Вера - вещь внутренняя, субъективная.

Вы в очередной раз пользуетесь терминами, которых не понимаете. В данном случае Вы спутали веру с конфессией, то есть с вероисповеданием, с конкретной религиозной традицией. Если же говорить не о вере, а о конфессии, то и в этом вопросе, уважаемый астроном, Вы не слишком осведомлены. Верующие очень редко меняют свою конфессию. Конфликт между конфессиями бывает, но это не конкуренция. Бывают и периоды религиозных войн. Но, опять же, это вовсе не конкуренция. Или, может быть, Вы и слово "конкуренция" используете в каком-то своём неведомом нам смысле? Когда Вы писали все эти слова, Вы, видимо, не сочли должным хоть как-то познакомиться с вопросом. Как я понимаю, не до того было: нужно навязать читателям определённую точку зрения - любые слова сойдут. Здесь Вы ведёте себя как истинный агитатор и пропагандист. Или это Ваш научный метод в действии?

А может, я не прав, может Вы всерьёз всё это писали? - Тогда извините. Стоп, понял!!! Это же Вы на евронаучном новоязе говорите! А я-то принимал их за нормальные слова. Что же я сразу не разобрался, что все эти бессмысленные противопоставления: "учёный - верующий", "наука - суеверие", "рациональное мышление - мистика", - это всё на новоязе? Похоже, Вы и Ваши коллеги уже основательно освоили новояз и по-другому уже никак. Но мы Ваш новояз не освоили и осваивать не собираемся. Нам родной русский достаточно хорош.

Ладно, поговорим лучше о конкуренции в науке. Наука - область, где конкуренция почище, чем в бизнесе. Идёт борьба за места под научным солнцем, за контракты, за гранты, за бюджетное финансирование, за признание, наконец. И это прекрасно известно всем (кроме Вас, разумеется). В этом смысле наука ближе к спорту, поскольку в науке первых мест мало - лауреатов премий много быть не может. Но, в отличие от спорта, научные состязания проходят преимущественно "под ковром". По ТВ последнее время прошла серия фильмов, об истории нашей космической отрасли, о военных разработках, об авиации и т.д. Мы с интересом смотрели повествование о том, как наши главные конструкторы, академики боролись друг с другом, чтобы протащить свой проект. Как топили проекты конкурентов, как хоронили перспективные разработки, чтобы получить одобрение Политбюро, а вместе с ним и деньги. На поверхность спустя много лет вылезли истории о внутривидовой борьбе между учёными. Мне это особенно близко, поскольку мой двоюродный брат, авиаконструктор Наум Черников, стал жертвой подобной недобросовестной внутринаучной конкуренции. ТВ рассказали нам кое-что. А ведь это обычная ситуация в научной среде. Была такая же борьба и в атомной отрасли (разработка термоядерных реакторов) и академики - члены комиссии РАН в ней активно участвовали. Наверное, не надо мне было сравнивать науку со спортом: по характеру конкуренции она значительно ближе к политике.

Но Вы можете возразить, что Вы писали не о конкуренции внутри науки, а о конкуренции науки в целом с чем-то ещё. Хорошо, уважаемый учёный, и это разберём.

Наука практически не имеет на своем поле конкурентов

Что Вы хотите этим сказать? Объясните, пожалуйста. Вам непонятно, что нужно объяснить? - А что означает "на своём поле"? Если имеется в виду узкая область теоретических исследований, тогда вы сказали банальность. Конечно, никто не конкурирует с физиком в области изучения поведения кварков. И никто не конкурирует с астрономом в области изучения квазаров. А причина в том, что все эти понятия и представления родились из самих этих наук и имеют смысл только в пределах специального языка.

А если сделать шаг в сторону и посмотреть на те разделы наук, которые выходят за рамки чистой теории, тут опять оказывается, что Вы не обладаете достаточной информацией. С официальной медициной конкурируют традиционные методы лечения (травники, информационная гомеопатия и т. д.), энергетические методы и подобные им. С геологами-поисковиками конкурируют лозоходцы. Появились новые методы работы с растениями, которые конкурируют с евронаучной агрономией. А сейчас и у физиков появились конкуренты - те, кто занят торсионными полями. О последней теме я не берусь судить. В отличие от академиков - борцов с лженаукой, мне не хочется рассуждать на темы, в которых я совершенно не разбираюсь. Я упомянул торсионные поля только по вопросу конкуренции. И, судя по тому, как борцы-академики ругают военных, финансирующих подобные исследования, сами академики "торсионщиков" считают конкурентами.

Но это ещё полбеды. Самая неприятная для жрецов евронауки конкуренция начинается, когда они выходят за рамки своей узкой научной тематики и пытаются описывать картину мира. Тут-то и начинается настоящая конкуренция. Сначала была конкурентная борьба с официальной церковью. В этой борьбе жрецы науки вроде бы победили, захватили рынок, стали монополистами, навязали всей еврокультуре свою идеологию и веру. Конкуренты (церковные деятели) приутихли, даже сдались, уступив евронаучным жрецам право описывать мир. И вдруг (не сразу, спустя какое-то время) зашевелился сам рынок. Этот рынок оказался живым, со своим мнением. Евронаучные жрецы страшно удивились. И Вы тоже удивляетесь:

Но в XX веке, в эпоху всеобщей грамотности, когда читать умеют все, а критически мыслить - по-прежнему немногие, астрологическая литература вновь стала востребованной. (Из второй главы - М. Л.)

И вся первая глава наполнена Вашим удивлением и недоумением. Я Вам уже объяснял причину (в Письме 5) и напоминать не буду. Хочу только отметить, что "критически мыслить" на Вашем евронаучном новоязе означает: "не думая, верить всему, что говорят жрецы евронауки". А рынок начал сам думать. И выяснилось, что с конкуренцией отнюдь не покончено: появились достаточно мощные конкуренты в лице различных альтернативных мировоззрений, которых Вы объединяете под общими названиями "иррациональное", "мистика" и тому подобные. А после них стала подниматься и церковь - не православная, а католики, протестанты, баптисты и прочие. И все они ставят под сомнение евронаучную картину мира и вообще право еврожрецов лезть в эту область. Так что, уважаемый, конкуренция есть и очень для еврошаманов и евромулл опасная. Опасность, разумеется, не в том, что их кто-то пытается уничтожить, лишить финансирования и тому подобное. Зачем? Если учёные что-то умеют делать, пускай делают - никто у них их работу не отнимает. Опасность для евроксёндзов в другом: они хотят по-прежнему оставаться властителями умов и жрецами единственно верного мировоззрения, а их прогоняют с пропагандистской трибуны и предлагают им пойти к себе в лабораторию и заняться полезным делом. И в этом истинная причина появления подобных Комиссий и статей - нежелание уступать место первосвященника. А ещё, наверное, страх: если жрецы перестанут быть единственными носителями абсолютной истины, с них могут начать построже требовать отчёт за их исследования. И многие из этих исследований могут оказаться совершенно бесполезными, имеющими смысл только в рамках евронаучной идеологии - те же самые работы, касающиеся Большого взрыва. А про другие выяснится, что они нужны только для того, чтобы поддерживать шатающуюся евроидеологию. Пример тому - бессмысленное исследование Стэнли Миллера, описанное Азимовым (см. Письмо 10). И бросились еврожрецы в борьбу, чтобы сохранить своё местечко на амвоне. Так что и здесь Вы кривите душой:

Попытки провозглашения "альтернативных", "неофициальных" наук - уфологии, парапсихологии и иже с ними - практически не задевают Большую науку.

Науку - настоящую, занимающуюся своим делом науку, - не задевают. А всех идеологов от науки ещё как задевают. И первый признак - агрессивная борьба академиков с альтернативными способами мышления, которые они называют на своём новоязе "мракобесием" и "лженаукой". И не надо прикрываться заботой о духовном и нравственном воспитании нации - Вам любой психолог скажет, что истинная забота выражается по-другому. А агрессия - признак скрытого страха, а вовсе не заботы. И Ваши очень эмоциональные строки о "похищении чести и лишении репутации" свидетельствуют о том, что очень задевают Вас идеологические конкуренты. До такой степени, что Вы даже связно мыслить перестаёте.

В этом абзаце осталась только одна тема, но важная и интересная - о способности науки решать поставленные задачи.

она (наука - М. Л.) с полной очевидностью доказала свою способность решать поставленные задачи.

Напоминаю себе и всем, кто читает подобные выражения: когда появляются обороты речи типа "полная очевидность", вероятнее всего, нас сейчас попытаются надуть - надо крепче держаться за карман и быть внимательнее.
Ох, как много вопросов к этой, казалось бы, простенькой фразе! Перечислю те, что приходят в голову сразу.

1. Кто ставит задачи.
2. Все ли задачи решает наука.
3. Насколько эффективно она их решает.
4. Каковы результаты научного "решения" задач.

Пойдём по порядку. Вы благоразумно не указали, кто ставит перед наукой задачи: "поставленные задачи" - и всё. Впрочем, само выражение "решать поставленные задачи" давно нам знакомо - это штамп из партийно-бюрократического языка советских времён. Вряд ли Вы особо задумывались о смысле этого выражения, когда вставляли его в свою прозу. Задача была сообщить читателю, что наука - это супер! Она делает всё о-кей и никто другой этого не сделает. Но у нас возник вопрос: что она там делает и как? Вопрос важный: не ответив на него, Вы не поймёте причину сегодняшнего кризиса науки и падения её престижа.

1. При ближайшем рассмотрении оказывается, что большую часть задач наука ставит себе сама. Задачи, которые человечеству нужно было бы решать в первую очередь, наука иногда решает, иногда пытается решить, а зачастую старательно обходит стороной, делая вид, что это её не касается. Но в любом случае основной постановщик задач для науки - сама наука. Это вполне нормально - значит, наука способна к саморазвитию. Проблема только в том, что задачи ставятся в рамках существующей евронаучной идеологии. А это накладывает весьма серьёзные ограничения как на сами задачи, так и на методы их решения.

Есть ещё постановщики задач для науки - война, спецслужбы и бизнес. Бизнес интересуется в первую очередь новыми технологиями, а военные и спецслужбы - понятно чем.

2. Насчёт решения поставленных задач. В своей идеологической борьбе за умы жрецы евронауки любят приводить примеры особой эффективности и точности научных методов: о том, как точно космический аппарат достиг Марса, как хорошо предсказано какое-то космическое событие и т. п. Действительно, какие-то задачи наука решает, и это позволяет ей оправдывать своё существование. К сожалению, рассказывая об успехах науки, идеологи стыдливо умалчивают о её неудачах: об космических аппаратах, сходящих с орбит, о ракетах, взрывающихся на старте и о многом другом. Например, об экспериментах с термоядерной энергетикой, в которые вложены огромные средства и которые почти за 60 лет так и не дали любимой Родине ни одного киловатта электроэнергии.

Это тоже можно понять и простить евронауке, поскольку в любой деятельности бывают свои удачи и неудачи. Но у евронауки особый талант упорствовать в неудачных направлениях и при этом провозглашать превосходство своего метода над всеми остальными. Рассказы об особой успешности науки - не более чем очередная легенда, сложенная для прославления евронауки и возвышения её жрецов. И этой легенде верят в обществе, относясь к науке как-то по-особому.

Причиной такого особого отношения к науке является, разумеется, наша сказочка: если наука нашла метод, превращающий зараженные идеологией мысли в истинные и полезные теории, то она действительно является не просто идеологией, а объективной мерой всех идеологий. В таком случае на нее не распространяется требование отделить идеологию от государства.

Однако, как мы убедились, эта сказка - ложь. Не существует особого метода, который гарантирует успех или делает его вероятным. Ученые решают проблемы не потому, что владеют волшебной палочкой - методологией или теорией рациональности, - а потому, что в течение длительного времени изучают проблему, достаточно хорошо знают ситуацию, поскольку они не слишком глупы (хотя в наши дни это довольно сомнительно, ибо почти каждый может стать ученым) и поскольку крайности одной научной школы почти всегда уравновешиваются крайностями другой. (Кроме того, ученые весьма редко решают свои проблемы: они совершают массу ошибок, и многие из их решений совершенно бесполезны.)
(Пол Фейерабенд. "Против методологического принуждения" В кн.: Фейерабенд П. Избранные труды по методологии науки. М., 1986. с.125-467)

3. Но какие-то задачи наука, конечно решает. По крайней мере, бизнес и войну она обслуживает неплохо. Однако слова, написанные Полом Фейерабендом, - человеком, который профессионально изучает науку и признан в мире как один из крупнейших авторитетов в области науковедения, заставляют усомниться в особой эффективности научных решений. Впрочем, это ясно и так. Если бы евромедицина была достаточно эффективна, не шли бы в огромном количестве люди к травникам, целителям, экстрасенсам. Если бы евроагрономия была достаточно эффективна, не передавали бы садоводы друг другу дедовские методы, не искали бы альтернативных подходов. Проникновение в любую область паранормальных методов говорит о том, что в этой области наука недостаточно эффективна.

Вроде бы еврофизика вне обсуждения? - Отнюдь! Если рассматривать результаты деятельности физики в виде машин и механизмов, о которых Вы пишете в третьей главе, то, кажется, сравнивать не с чем? - Почему же? Не буду ссылаться на магические методы - Вы от этого отмахнётесь. Сравню лучше с природой: все, созданные физиками в союзе с инженерами громоздкие и неуклюжие "машины и механизмы" выглядят уродливыми монстрами на фоне живых созданий. А эти живые создания делают то, чего физики делать не научились. А если эти самые "машины и механизмы" и делают что-то похожее, то с таким низким по сравнению с природой КПД, что просто стыдно говорить о какой-то эффективности.
По евронаучной идеологии природа неразумна и всё в ней происходит случайно. Но мы, глядя на эту, якобы, неразумную природу, видим, что есть значительно более эффективные средства "решения поставленных задач", чем те, которые нам предлагает евронаука. И, похоже, евронаука пошла если и не самым дурацким путём, то весьма малоэффективным.

4. И, наконец, о результатах научного решения поставленных задач. Здесь я могу вообще ничего не писать, поскольку о последствиях научного решения "поставленных задач" написано очень много. Достаточно обратиться к любому изданию движения Зелёных и Вы там узнаете, что ухитрилась натворить с природой и человеком самодовольная евронаука, какое разрушительное действие оказывают на окружающую среду и человека эти "машины и механизмы" вкупе с еврохимией, евроагрономией, евромедициной и т. д. И продолжает это делать.

Вот Вам и полная очевидность. А альтернативные методы, развивающиеся сейчас, которые "борцы" называют лженаукой как раз и пугают евронаучных жрецов тем, что показывают возможность альтернативных решений. Ведь идеологи евронауки оправдывают все её безобразия тем, что нет альтернативных путей.

Есть, дорогой соседушка, конкуренты у науки. И хотя эти конкуренты ещё не окрепли, но еврожрецы их уже боятся и пытаются их уничтожить на корню, пока не выросли.

Я чувствую, что пора это письмо заканчивать. У нас ещё несколько интересных вопросов впереди, лучше их обсудить не спеша, в отдельном письме. Так что до новых встреч в Интернете, дорогой соседушка!

Не согласный с Вами Михаил Левин.


 

↑ вверх


© Тибетская образовательная школа эзотерической астрологии, психологии и йоги «Sotis»
Гороскопы, персональные гороскопы, зодиакальные гороскопы, гороскопы на день, гороскопы на месяц, гороскопы на год, прочие гороскопы от астролога Дмитрия Синько