Письмо 3

Левин М.Б. Наука CONTRA астрология – Письмо 3

Левин М.Б. Наука CONTRA астрология

Письмо 3

Дорогой сосед, желаю Вам здравствовать. Хватило ли у Вас терпения прочесть первые два письма? Если да, то я продолжу свои упражнения в эпистолярном жанре. А если не хватило, всё равно продолжу, поскольку мои опусы можно читать каждый отдельно.

Передо мной вторая глава Вашей статьи:

Наука и астрология в прошлом

Выросшая из народных примет, древняя астрология предзнаменований была неизбежным этапом в развитии естествознания. Она выявляла и использовала для прогнозов связь годичного обращения Земли вокруг Солнца с периодами засухи и дождей, обилия пищи и бескормицы, в общем - с погодой. Собственно, тогда еще она не выделялась из "интегрированного пакета" знаний о природе. Свое лицо, свою индивидуальность, свой современный смысл астрология приобрела только тогда, когда занялась прогнозом характеров и судьбы людей. С этого момента возникла и не исчезает граница между ней и наукой. Еще древнегреческий математик и астроном Евдокс около 370 года до н. э. писал, что "не следует доверять ни в малейшей степени халдеям и их предсказаниям и утверждениям о жизни человека, основанным на дне его рождения" [4].

Но в то время сущность астрологии еще была не столь очевидна; во всяком случае она стимулировала астрономические наблюдения и поиск закономерностей в движении планет. Клавдий Птолемей - один из величайших астрономов и математиков античности - был также автором "Тетрабиблоса", до сих пор служащего основным учебником астрологов западного толка. Широко распространившаяся в Европе в эпоху позднего Средневековья и Возрождения астрология также служила движущей силой некоторых астрономических открытий того времени. Но и тогда отношение к ней среди ученых было неоднозначным.

Например, принципиальный критик астрологии греческий филолог Георг Трапезундский (1395-1483) написал трактат "О шарлатанстве" и рассуждение "Почему астрологические данные по большей части ложны". Последовательным противником астрологии, причинившим, как пишут, много хлопот ее жрецам, был князь Иоанн Пико де Мирандола (1463-1494), автор "Исследования по астрологии" и "Разъяснения и опровержения сочинений Птолемея". В то же время один из ярчайших ученых XV века Иоганн Мюллер (1436-1476), известный в астрономической литературе как Региомонтан, предпринял ревизию астрологии: ввел новое деление небесных "домов" и метод исчисления астрологического влияния светил, совершенно вытеснившие астрологическую технику Птолемея [5].

Нередко указывают, что даже Кеплер и Галилей отчасти были астрологами (см., например, [3]). Что касается Иоганна Кеплера (1571-1630), то нет сомнений, что он составлял гороскопы для влиятельных лиц. Однако нужно учесть обстоятельства его жизни и то, как он сам оценивал свою деятельность: "Конечно, эта астрология глупая дочка; но, боже мой, куда бы делась ее мать, высокомудрая астрономия, если бы у нее не было глупенькой дочки. Свет ведь еще гораздо глупее и так глуп, что для пользы своей старой разумной матери глупая дочь должна болтать и лгать. И жалование математиков так ничтожно, что мать наверное бы голодала, если бы дочь ничего не зарабатывала" [6].

Зарабатывая свой скудный хлеб как астролог, Кеплер иногда довольно презрительно отзывался об этом ремесле: "Астрология есть такая вещь, на которую не стоит тратить времени, но люди в своем невежестве думают, что ею должен заниматься математик". Ярмарочное звездочтение было ему не по душе. "Астрологи, - писал Кеплер, - изобрели разделение на 12 домов для того, чтобы различно отвечать на те вопросы, ответа на которые ищет человек. Но я считаю такой образ действия невозможным, суеверным, пророческим и началом арабской магии, потому что таким образом на каждый вопрос, какой только приходит человеку в голову, получается утвердительный или отрицательный ответ". И все же в своем поиске мировой гармонии и движущих сил природы Кеплер считал неверным отказ от наблюдений и сопоставлений, накопленных древней наукой. В одном из своих сочинений он предостерегал исследователей, "чтобы они при легкомысленном отбрасывании звездословного суеверия не выплеснули вместе с водой из ванны ребенка".

Нужно заметить, у Кеплера были причины так говорить, ведь в борьбе с астрологией случались и перегибы. Так, Галилео Галилей (1564-1642) не принимал гипотезу Кеплера о влиянии Луны на морские приливы и отливы; не последнюю роль при этом играло его отрицательное отношение к астрологии, которой занимался Кеплер. (Сам Галилей для заработка организовал мастерскую по изготовлению телескопов.) Можно только сожалеть, что неглубокое знакомство с историей науки позволяет ряду авторов относить Галилея к астрологам.

При всем уважении к научному авторитету друг друга и взаимной симпатии, видных из их переписки, Галилей и Кеплер имели полярно противоположное миросозерцание: рациональный ум Галилея не принимал мистических построений Кеплера. Глубокий знаток той эпохи, профессор Н. И. Идельсон пишет, что "для Галилея не существует астрология, столь понятная Кеплеру" [7]. В "Диалогах о двух системах мира", излагая устами Сальвиати свою теорию приливов, Галилей говорит: "Среди всех людей, рассуждавших об этом замечательном явлении, больше всех других удивляюсь я Кеплеру; будучи человеком свободного и острого ума и владея теорией движений, приписываемых Земле, он стал потом уделять внимание и соглашаться с мнением о "влиянии" Луны на воду, о скрытых качествах и тому подобных детских выдумках".

Сам Галилей развивал иную, "чисто механическую" теорию приливов, основанную на сложении суточного и годичного движений Земли, якобы вызывающих периодические ускорения и замедления воды на ее поверхности. По мнению Галилея, они-то и служат причиной основного, полусуточного прилива, максимумы которого наступают через каждые 12 часов. "Признать, что тут действуют Луна и Солнце и что они вызывают подобные явления, все это совершенно претит моему рассудку" [7, с. 133], - с таким негодованием он отметал всякую возможность космического влияния на Землю ("выплеснув" при этом "с водой ребенка").

В одном письме от 21.05.1611 Галилей тонко иронизирует над астрологами, рассуждая, например, о том, "влияли" или нет на жизнь землян те спутники Юпитера, о самом существовании которых никто не знал, пока Галилей их не открыл. В общем, как мы видим, хотя замечания Галилея о небесных "влияниях" не всегда оказывают честь его научной проницательности (как в случае с приливами), но зато уж совершенно однозначно указывают на его полное неприятие астрологии. Галилей объявил войну средневековым доктринам; он не мог допустить в основание своих знаний ничего таинственного. Так рождалась современная наука.

Но астрология еще сохраняла свою популярность среди интеллектуалов и простой публики вплоть до конца XVII века, то есть до начала эпохи Просвещения. На этот счет есть статистика - количество астрологических сочинений, опубликованных в разные века: XV век - 51 сочинение, XVI век - 306, XVII век - 399, XVIII век - 108 и XIX век (до 1880 года) - 47 сочинений [8]. Как видим, бурное развитие науки в XVII-XVIII веках вытеснило астрологию из области интересов просвещенной публики. Но в XX веке, в эпоху всеобщей грамотности, когда читать умеют все, а критически мыслить - по-прежнему немногие, астрологическая литература вновь стала востребованной. Любопытно, сможет ли кто-нибудь подсчитать количество астрологических сочинений, изданных в ХХ веке?

В ХХ веке астрология вновь стала популярной. Она восстановила свои позиции в Европе, особенно в нацистской Германии. Сейчас в западном обществе и у нас астрология переживает впервые с XVII века максимум популярности. В отличие от прежних эпох современная астрология не имеет ничего общего с астрономическими исследованиями.

Эта глава на первый взгляд посвящена истории взаимоотношений астрологии и науки. Казалось бы, здесь почти нечему возразить. Однако при более внимательном чтении обнаруживаются некие странности. Собственно истории посвящено совсем немного, всё остальное - высказывания великих об астрологии. Но даже в коротеньком историческом тексте виден Ваш взгляд на историю.

выросшая из народных примет, древняя астрология предзнаменований была неизбежным этапом в развитии естествознания. Она выявляла и использовала для прогнозов связь годичного обращения Земли вокруг Солнца с периодами засухи и дождей, обилия пищи и бескормицы, в общем - с погодой. Собственно, тогда еще она не выделялась из "интегрированного пакета" знаний о природе. Свое лицо, свою индивидуальность, свой современный смысл астрология приобрела только тогда, когда занялась прогнозом характеров и судьбы людей.

И вот продолжение из шестой главы:

Западная астрология зародилась в древнем Шумере, когда люди, не понимавшие причин происходящих вокруг них явлений, стали впервые нащупывать связи между, казалось бы, случайными событиями. Эта мотивация, вообще говоря, и в наше время стимулирует занятие как наукой, так и ее суррогатами (если человек не хочет или не может "играть по правилам" науки).

Ну и что здесь может вызвать сомнение? Совершенно нейтральный текст, причём всё правильно, как в учебнике.

- В том то и дело, что как в учебнике. Читал я эти учебники в своё время, и по части исторического развития всё было очевидно: сначала человек был очень примитивный и необразованный. Потом веками и тысячелетиями он умнел, накапливал практический опыт; потом ещё поумнел и начал создавать теории, науку и, наконец, превратился в совершенного человека в виде английского джентльмена или немецкого профессора. Это так называемая линейная теория исторического развития. Я её несколько упрощённо излагаю, но смысл её именно таков. Даже в Вашем кратком историческом экскурсе в каждой фразе чувствуется эта теория. Она, правда, несколько устарела, лет, примерно, на сто, но пользуется популярностью среди тех, кто не знаком с современными взглядами историков.

Пусть Вас не обижает, если я попробую провести сейчас исторический ликбез. Не знаю, когда и как сформировался такой упрощённый взгляд на историю, но в древности его не было. Линейный подход - достояние нового времени, которое вообще отличается упрощённостью мышления, что в истории, что в физике. Правда, за новым временем последовало новейшее, заставившее историков по иному посмотреть на прошлое. Появились работы Данилевского, Шпенглера, Тойнби, Питирима Сорокина, в результате чего история нам видится совсем не так, как моему уважаемому оппоненту. На смену линейной концепции пришла циклическая: исторический процесс представляется учёным сегодня как смена культур.

"Вместо монотонной картины линейнообразной всемирной истории ... я вижу феномен множества мощных культур, с первобытной силой вырастающих из недр породившей их страны, ... и у каждой своя собственная идея, собственные страсти, собственная жизнь, желания и чувствования и, наконец, собственная смерть". (Освальд Шпенглер. "Закат Европы". Москва, "Мысль", 1993)

Эти культуры могут существовать одновременно, а могут следовать одна за другой. Например, сегодня, по представлениям историков, существует несколько культур одновременно. Арнольд Тойнби в своей книге "Постижение истории" насчитывает двадцать одну культуру в истории человечества (это число у него меняется по ходу книги). И каждая такая культура обладает своей собственной картиной мира, своими способами постижения, своими представлениями о причинах и следствиях. И нет никаких единых "естественнонаучных" критериев, позволяющих утверждать, что одна культура лучше другой. Если такие критерии и существуют, то они лежат очень далеко от естественных наук. Вам, конечно удобнее думать иначе и у Вас довольно много единомышленников, причём не только среди учёных. Больше всего их среди политиков. Используя технические и экономические показатели, политики ранжируют страны по степени их "прогрессивности", напрочь отбрасывая такие характеристики человеческого бытия как нравственность, самобытность культуры, или обуславливая их экономическим и политическим развитием. По сути, всё, что не вписывается в "прокрустово ложе" менталитета среднего европейского (или американского) потребителя, объясняется "дикостью" народов третьего мира, до которых, к сожалению, не дошёл ещё свет западной культуры. Но как можно всю неповторимость и многообразие различных культур сводить к двум-трем числовым показателям типа валового национального продукта на душу населения?

И вообще, можно ли сравнивать различные культуры между собой, выстраивая их "по росту" относительно единого для всех идеала? И, естественно, таким идеалом является сегодняшняя западная культура. Не слишком ли увлекаются идеологи, принимая явления, присущие отдельным культурам за характеристики всех культур? Конечно, политикам так удобнее. С такой моделью очень легко оправдать вмешательство в жизнь стран и народов и насильственное внедрение западных моделей общества. А идеологам от европейской науки такая модель позволяет навязывать всему миру своё мировоззрение - "самое прогрессивное и совершенное". До "прогрессивности и совершенства" мы ещё доберёмся и рассмотрим детальнее, а пока последуем за историками.

Мыслящие историки считают, что нельзя описывать историю как линейное поступательное движение к единой цели, в котором все народы идут в одном направлении, обгоняя или отставая друг от друга. Напротив, история для них - это развитие отдельных общественных сущностей по-разному взаимодействующих друг с другом, где смерть одних соседствует с рождением других. В теориях такого типа вместо непрерывного поступательного движения человечества присутствует циклическое развитие отдельных локальных культур. И познание мира в этих культурах развивается в каждой по-своему. В каждой культуре существует своё представление о связи причин и следствий, позволяющее постигать единство мира.

Посмотрим повнимательнее, что Вы пишете:
Западная астрология зародилась в древнем Шумере, когда люди, не понимавшие причин происходящих вокруг них явлений, стали впервые нащупывать связи между, казалось бы, случайными событиями.

Во второй главе Вы про Шумер совсем не упоминаете, забыв, видимо, что оттуда пришла к нам и астрология и астрономия. Вообще всё прошлое науки у Вас ограничено древними греками, от которых Вы, мимо Египта, Индии, арабов и всех остальных прямиком перескакиваете в Европу. Хорошо, хоть в конце статьи Вы вспоминаете, что был такой Шумер. При этом интереснейшая и своеобразная культура Шумера представляется Вам (и Вашим единомышленникам) чем-то наивным и примитивным. Интересно, где Вы познакомились с таким взглядом на шумерскую культуру? "Не понимавшие причин, происходящих вокруг них явлений" шумеры создали систему знаний письменность, мировоззрение, от которых тысячи (!) лет питались последующие культуры вплоть до греков. Они описывали причины и связи и события не казались им случайными - в их картине мира всё было на своём месте. Но шумеры описывали мир не так, как это делает европеец нового времени, что позволяет современному кандидату наук надменно считать себя намного превзошедшим шумеров в понимании.

В ЧЁМ СОСТОИТ "ПОНИМАНИЕ", ПРИСУЩЕЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ НАУКЕ?

Что "понимает" современный учёный и вообще, понимает ли он что-нибудь, кроме своих машин и механизмов? Современная наука накопила огромное количество фактического материала, расклассифицировала его и создала массу моделей, описывающих этот материал. Всё это названо высокими словами: "познание законов мироздания". Но все более-менее эффективные модели и описания не выходят за рамки слоя физических и химических явлений. Иными словами, европейская наука как-то научилась работать с миром "мёртвой" материи. Что же касается живого, там она ползает почти вслепую. Самым надёжным материалом для проверки возможностей науки о живом является медицина. Несмотря на огромные, казалось бы, успехи биологии, фармакологии, химии, по настоящему эффективной остаётся только хирургия. Если взять любую область медицины, мы увидим, что в ней регулярно с периодом в 10-20 лет появляется то одна, то другая теория, объясняющая нам, как уберечься от какой-нибудь болезни. Потом, лет через десять, эта теория сменяется новой, зачастую прямо противоположной. То врачи вырезают аппендикс чуть ли не у новорожденных "на всякий случай", поскольку он бесполезен и грозит всяческими опасностями, то выясняется, что аппендикс не так уж бесполезен. То нас пугают микробами, то начинают задаваться вопросом, почему одни заражаются, а другие нет. То запрещают есть масло, чтобы не было холестерина, то выясняется, что этим не спасёшься. Да и холестерин, оказывается нужен. В общем, о понимании пока говорить рановато.

Биологи научились клонировать животных и вдруг (!) задумались: а может не только генотип имеет значение, а ещё и среда, в которой он расшифровывается и превращается в живой организм, - так называемая "декодирующая среда". О последствиях вообще задумываются единицы. А разве не связано понимание с знанием последствий?

И если вернуться к медицине, то, в конце концов, методы традиционной, но основательно забытой медицины оказываются эффективнее и надёжнее методов медицины нынешней.

Когда в 50-х годах больницы и медицинские учебные заведения Китая были обязаны изучать идеи и методы, содержащиеся в "Учебнике терапии богдыхана" и пользоваться ими при лечении больных, многие западные эксперты … ужасались и предсказывали гибель восточной медицины. Однако все получилось наоборот. Иглоукалывание, прижигание, диагностика, основанная на измерении различных пульсов, привели к новым идеям, новым методам лечения, новым направлениям как в западной, так и в восточной медицине. ("Против методологического принуждения" В кн.: Фейерабенд П. Избранные труды по методологии науки. Москва, 1986).

Ну и у кого больше понимания - у древних китайских врачей или у современных европейских? Простейшие, на первый взгляд, модели китайский медицины, описания взаимосвязей в организме человека оказываются эффективней, чем тома научных трудов современных медиков. Добавлю ещё одну цитату из Фейерабенда:

Первобытные племена имели более разработанные классификации животных и растений, чем современные научные зоология и ботаника, им были известны лекарства, эффективность которых изумляет медиков (в то же время фармацевтическая промышленность уже почувствовала здесь новый источник доходов), у них были средства влияния на соплеменников, которые наука длительное время считала несуществующими (колдовство), они решали сложные проблемы такими способами, которые до сих пор все еще не вполне понятны (сооружение пирамид, путешествия полинезийцев). (Там же)

Это пишет специалист по истории и философии науки, один из крупнейших науковедов двадцатого века. Добавлю ещё кое-что. За всю известную историю не было одомашнено ни одного животного, то есть все домашние животные имеют "доисторическое" происхождение. И основные растительные продукты культивированы теми же самыми не понимавшими, как Вы пишете, причин нашими предшественниками. Всё, что мы едим - результат деятельности наших далёких и уже неведомых предков. В новые времена не создано ничего путного, кроме начинённой химией гадости и генетически изменённых продуктов, последствия от употребления которых неизвестны. И гордые представители европейской науки, плотно закусив тем, что им оставили их "примитивные" предки, самодовольно рассуждают о превосходстве своих знаний и своего интеллекта над наивным умом и суевериями примитивных дикарей. А "дикари" создали основу нашей жизни.

Было осуществлено приручение животных, изобретен севооборот, благодаря устранению перекрестного оплодотворения выведены и очищены новые виды растений, сделаны химические изобретения; существовало поразительное искусство, сравнимое с лучшими достижениями настоящего времени. (Там же)

А древнеегипетское искусство строительства? Наши многомудрые современники соревнуются в творческом воображении, пытаясь понять, как египтяне построили свои пирамиды. Историки 19-го века напридумали легенд о сотнях тысяч рабов, не понимая, что количество ничего не меняет. Инженеры-то это знают: хоть миллион рабов пригони, а простыми средствами поднять такие камни на вершину пирамиды всё равно не удастся.

И что поразительно: среди тех, кто это всё создал, не было не то что докторов наук, даже ни одного кандидата. Как они этого добились без университетских дипломов? А может быть, всё-таки, не стоит рассуждать о том, что они чего-то там не понимали, демонстрируя такими рассуждениями незрелость ума? Это - другие культуры и характер мышления у них был другой. На своём языке, с помощью мифа, притчи записывали они своё понимание устройства мира. И почему миф хуже математической модели мне лично совершенно непонятно. По крайней мере, в понимании живого они превосходили современных медиков и биологов. И причина ясна: европейская наука научилась резать изучаемый объект на мелкие кусочки и подробно ковыряться в каждом кусочке по отдельности, детально описывая всё, что там увидит. Но как только дело доходит до целого, европейская наука становится совершенно беспомощной. Изучая подробнейшим образом каждое дерево, она зачастую даже не догадывается о существовании леса. Методы европейской науки, весь её подход совершенно непригоден для изучения целого. А живое, извините, по частям изучать бессмысленно - по частям изучать можно только мёртвое. Что и делает современная наука: сначала превращает живое в мёртвое, а потом его изучает. Электронный микроскоп, с помощью которого учёный изучает клетку, сначала эту клетку убивает и учёный видит только мёртвую клетку. И так во всём. Если же говорить о понимании, то понять можно только целое, а кусочки можно знать, но с таким знанием понять ничего невозможно.

Да и в физике понимания не так уж и много. Всё, чего добилась современная физика, это умения математически описывать поведение небольшого количества простых физических объектов.

ОБ ОСОБЕННОСТЯХ МЫШЛЕНИЯ ФИЗИКОВ

Мы - простые люди без дипломов по физике - восхищаемся сложностью и глубиной физической мысли, её невероятными достижениями, позволяющими понять сложнейшее устройство вселенной. Можно сказать, что у физиков реклама их деятельности поставлена безупречно. Неведомые имиджмейкеры (так их теперь называют) внушили доверчивому человечеству образ совершенной науки, постигающей сокровеннейшие тайны мира, и скромных гениев, совершающих нечто совершенно недоступное человеческому уму. Обыкновенным человекам остаётся только смотреть на них снизу вверх, как на олимпийских богов, преклоняясь перед ними - всемогущими и всезнающими. Правда, находятся еретики, относящиеся к физике без священного трепета. Именно они и попытались разобраться в сути физических представлений. И выясняется, что самое существенное в физике - это изощрённая математика. А если посмотреть, какие образы и представления стоят за математикой, то есть заглянуть в основы физического мышления, то выясняется, что исходная система представлений у физиков совсем проста, проще, чем у поваров и автомехаников. Один из еретиков - А. И. Липкин, кандидат физ.-мат. наук и доктор философских наук, выпускник Физтеха, в прошлом физик-теоретик - нырнул в глубины физической мысли и обнаружил, что в основе всех физических представлений лежат два простых образа: твёрдые шарики (частицы) и однородная среда (волны). И ничего больше. И все физические навороты стоят на этих простых, как мычание, образах. (А. И. Липкин. Модели современной физики (взгляд изнутри и извне). "Гнозис", Москва, 1999). Такие вот дела. И сразу становится ясной вся драма физического мышления, разыгравшаяся в начале 20-го века. Бедные физики столкнулись с чем-то третьим, что не вмещается в два простых образа и застыли от изумления. А если учесть, что за две-три сотни лет понятия в умах физиков успели затвердеть до степени гранита, то ясно каких трудов им стоило расширить свой научный словарь до трёх слов.

Я, разумеется, жду возмущённых криков: "Как это может быть? Сложнейшая и недоступная умам простых смертных физика держится на таких простых представлениях? Да как вы смеете?!" (вариант: "Да как вы можете такое писать?!") - Смею и могу. Из очень простых элементов можно сконструировать весьма хитроумные конструкции, на редкость сложные по форме, но крайне простые по содержанию. Самое сложное в физике - это сложная математика, а всё остальное доступно для понимания даже школьнику младших классов. Технически сложная задача может возникнуть на самом простом материале. Возьмём обычный бильярд: зелёное сукно, пирамидка из шаров в центре стола, шесть луз, кий, разбивающий шар. Задача: как ударить, чтобы с первого, разбивающего удара загнать в лузы максимальное количество шаров? Надо определить направление первого удара, под каким углом держать кий, с какой силой бить, куда поставить разбивающий шар. При решении этой задачи возникнет множество проблем. Надо учесть сопротивление сукна, упругость шаров, как будет передаваться импульс первого удара внутри пирамидки и т.д. Можно построить целую теорию, провести множество экспериментов, может быть, даже создать целый раздел науки: физику бильярда или, скажем, бильярдологию. Здесь, несомненно, потребуется сложная математика. Можно защитить на этой теме кучу кандидатских и докторских диссертаций и т.д. - это очень непростая задача. Но насколько она сложна технически, настолько же проста по содержанию. Примерно так и обстоит дело в физике: там решают задачи другого характера, но по содержанию они не намного глубже физики бильярда. Физики играют в другой бильярд, но суть та же самая.

Я не одинок в таком взгляде на европейскую науку. Знаменитый американский историк и философ науки Томас Кун, в наиболее известной его книге "Структура научных революций" рассматривает нормальную науку в периоды между научными революциями как "решение головоломок". Ученый, который преуспеет в этом, становится специалистом своего рода по решению задач-головоломок, и стремление к разрешению все новых и новых задач-головоломок становится стимулом его дальнейшей активности, хотя он и не выходит за рамки нормальной науки. Среди главных мотивов, побуждающих к научному исследованию, можно назвать желание решить головоломку, которую до него не решал никто или в решении которой никто не добился убедительного успеха. Решать головоломки нужно по определённым правилам, иначе это не будут считаться наукой. В периоды научных революций ситуация меняется. Тогда учёным приходится придумывать новые слова, менять правила решения головоломок. Но спустя некоторое время всё возвращается "на круги своя": шариков становится больше, они даже приобретают какие-то качества (цвет, массу и т.д.), но по сути всё остаётся тем же самым - физик, занимающийся квантовой механикой или хромодинамкой, мыслит теми же самыми образами шариков и непрерывных сред. Сюда добавляются ещё сложно изогнутые плоскости и ничего больше. И учёные вновь возвращаются к решению новых головоломок уже по новым правилам.

Такой взгляд на науку объясняет, почему многие учёные - воплощение современной мудрости - столь наивны в обычной жизни, в области человеческих отношений, человеческой жизни. Нас уже не будет удивлять трогательная любовь академика Алферова к товарищу Сталину: хоть он и академик, но только в сфере физического бильярда, а нравственность и понимание ценности человеческой жизни лежат далеко за пределами бильярдного стола, пусть даже и физического. Да чего там нравственность - само представление о жизни становится недоступным увлечённому своей наукой физику-бильярдологу. В этом легко убедиться, достаточно послушать, сколько глупостей изрекают учёные (не все, конечно), как только выходят за пределы своей родной науки! Один Лаплас чего стоит:

Интеллект, которому были бы даны на мгновение все силы природы и взаимное положение всех масс и который был бы достаточно силен для того, чтобы подвергнуть эти данные анализу, мог бы в одной формуле представить движения величайших масс и мельчайших атомов; ничего не было бы для него неизвестного, его взорам было бы открыто и прошедшее и будущее.

Это высказывание Лапласа широко известно. Эрнст Мах приводит его в своей статье и добавляет:
Лаплас разумел при этом, как можно доказать и атомы мозга…. В целом идеал Лапласа едва ли чужд огромному большинству современных естествоиспытателей… (Э. Мах. Популярно-научные очерки. СПб, "Образование", 1909, с. 153)

А вот тезис Дюбуа-Реймона:

Можно вообразить себе познание природы, достигшее такого состояния, что всеобщий мировой процесс мог бы быть описан одной математической формулой, одной необъятной системой одновременных дифференциальных уравнений, определяющих положение, направление и скорость любого атома мира в любой момент.

В общем, понятно: вся жизнь, со всем её богатейшим содержанием, представляется великим физикам как столкновения огромного числа твёрдых шариков. С философами подобного толка спорили их современники, Дидро, например, и многие другие. Но я полагаю, что на опровержение подобных высказываний жаль тратить даже чистый лист бумаги. Но стоит задать себе вопрос: "Как учёные, считающиеся величайшими представителями своей науки, могли нести такое?" Нормальному человеку подобное даже после третьего стакана в голову не придёт, только в припадке белой горячки: и творчество, и воображение, и всё остальное - движение и столкновение твёрдых шариков, описываемых массой достаточно простых математических уравнений; а вся сложность в том, что их много. Простите за пространную цитату:

В начале нашего века среди ученых было модно упрекать человека в несовершенстве, а природу, его создавшую, - в глупости. Даже, например, Гельмгольц, изучая человеческий глаз, восклицал: "Какой плохой оптик Господь Бог! Я бы построил глаз куда лучше!" Увы, великий ученый сказал нелепость только из-за формального образа мышления. С диалектикой природы Гельмгольц не был знаком даже отдаленно, иначе он сумел бы понять, что глаз, отвечая нескольким назначениям, частью совершенно противоположным, как чувствительность к свету и резкость зрения, отличается замечательным равновесием этих противоположностей. У нас, прошедших столь большой путь после Гельмгольца, нет еще приборов, чувствующих всего два-три кванта света, как глаз. А его оптическое несовершенство чудесно исправлено в самом мозгу, опытом зрения.
(Иван Ефремов. Лезвие Бритвы. Глава пятая).

Таких самоуверенных высказываний можно набрать огромное количество. И здесь выявляется новая особенность физического мышления: увлёкшись познанием бильярдных истин, физик начинает полагать, что весь мир - это огромный бильярд, и что все открытые им тайны бильярдологии можно спокойно переносить на всю Вселенную. Физики с девичьей памятью очень скоро забывают, что все ими сформулированные "законы мироздания" есть результат исследований в очень маленьком уголке этого самого мироздания. И совершенно не известно, что станется с этими законами, как только мы выйдем из своего вселенского закутка. Мы живём и работаем в пространстве ограниченных размеров, в ограниченном времени, на ограниченных скоростях, да ещё и с ограниченным мышлением. Уже дважды физики натыкались на серьёзные проблемы: первый раз, когда добрались до очень больших скоростей, близких к скорости света; второй раз, когда добрались до очень маленьких размеров (размеры атома и ещё меньшие). Выяснилось, что законы, выведенные в привычном ограниченном мире, здесь не работают. То есть, если отойти чуть подальше от лабораторного бильярда, там появляются какие-то новые, незнакомые физику предметы. Казалось бы, можно усвоить урок и в дальнейшем быть поосторожнее. Но физики с редким упорством и стойкостью продолжают плясать на граблях: рассуждают о Большом взрыве, строят целые теории, бильярдологи Большого взрыва защищают новые диссертации. А ведь можно было бы задуматься: если очень маленькие размеры уводят нас за границы бильярда, то весьма вероятно, что то же самое произойдёт при очень больших размерах, очень далёких временах и очень маленьких промежутках времени. И не будет никакого Большого взрыва, а будет только очередное физическое заблуждение. Для примера предложу свою гипотезу:

Метрика времени меняется и то, что физику кажется удалённым от нас на пятнадцать миллиардов лет в прошлое, может лежать в минус бесконечности.

Но это только гипотеза - игра ума. В отличие от космологов мне не хочется всерьёз рассуждать о предметах, недоступных проверке. Но физики - народ с размахом. Приведу пример ещё одного бильярдного стола, разросшегося до границ мироздания. Сформулировав второй закон термодинамики (закон энтропии), физики бросились рассуждать о тепловой смерти Вселенной: всё со временем выровняется, звёзды погаснут, всякое движение в мире остановится и жизнь прекратится. Даже страшно становится, что нас с вами ждёт. А ведь вся термодинамика построена, исходя из описания очень простых процессов, и все великие выводы - это распространения на весь мир образа уже не бильярда, а кухни.

Термодинамическая система состоит из двух простых объектов: "нагревателя" (тела, у которого тепло отбирается) и "холодильника" (тела, которому тепло передаётся и помещённого между ними "рабочего тела" (скажем, пара в цилиндре с поршнем), посредством которого совершается механическая работа. Последнее (рабочее тело) играет роль системы, первые - роль "окружающей среды". (А. И. Липкин. Модели современной физики (взгляд изнутри и извне). "Гнозис", Москва, 1999, с. 110).

Точно - кухня. И вот на основе простой кухонной модели делаются великие выводы.

В ХХ в. термодинамика играет большую роль в космологических моделях эволюции Вселенной.

Однако здесь надо соблюдать осторожность…. Мы видим, что в идеальном тепловом двигателе - специфической термодинамической системе - роль "системы" играет "рабочее тело", а роль "окружающей среды" - нагреватель и холодильник. Всё это подчёркивает "лабораторный" (т.е. локальный) характер термодинамики, как и других разделов физики. Поэтому к распространению полученных результатов на всю Вселенную, как это делается в современной космологии, надо относиться с большой осторожностью. (Там же, с. 113)

Это пишет физик и философ. Почему же другим физикам не приходит в голову, что надо уметь вовремя останавливаться. Мне кажется, мы здесь сталкиваемся с манией физического величия: "Всё, что мы, физики, делаем, - есть истина для всего мироздания". До чего же физикам хочется стать богами! А ведь и пытаются ими стать, предписывая мирозданию, каким ему следует быть. Позже мы поговорим о том, как сложилась подобная традиция в современной физике и в европейской науке вообще. А пока подумаем, может ли человек с таким складом ума что-то понимать в других культурах в других способах познания. Ответ очевиден: если такой учёный всю Вселенную пытается загнать в рамки своей лабораторной кухни или лабораторного бильярда, то и любое другое мышление он будет втискивать в рамки своей "умственной кухни" - весьма ограниченной в размерах и весьма небогатой по обстановке. Надо бы посмотреть, как это делает современный астроном. Но продолжим это в следующем письме.

Ну, что ж, до свидания, мой учёный сосед
С почтением М. Левин


 

↑ вверх


© Тибетская образовательная школа эзотерической астрологии, психологии и йоги «Sotis»
Гороскопы, персональные гороскопы, зодиакальные гороскопы, гороскопы на день, гороскопы на месяц, гороскопы на год, прочие гороскопы от астролога Дмитрия Синько