Письмо 8

Левин М.Б. Наука CONTRA астрология – Письмо 8

Левин М.Б. Наука CONTRA астрология

Письмо 8

Приветствую Вас, мой уважаемый соседушка и желаю Вам здравствовать! Пишу Вам опосля всех и всяческих праздников: не нашего Рождества и нашего Рождества, нового Нового года и старого Нового года и прочих. Устав отдыхать, спешу написать очередное письмо, пока не начался китайский Новый год и русская Масленица.

Начал я спорить с Вами по поводу астрологии, желая лишь опровергнуть Ваши аргументы. Но по пути возникло столько тем, которые захотелось обсудить. Вот и ещё один вопрос возник: а в каком мире предлагает нам жить современная наука? Хочу до него добраться в одном из следующих писем.

Кстати сказать, прочитав одно из моих писем, мой коллега-астролог, хорошо знакомый со средневековой астрологией, сообщил мне, что Галилей, оказывается, всерьёз занимался астрологией, и даже есть построенные им гороскопы. А его занятия астрономией стимулировала именно астрология. Я не берусь проверять утверждения моего коллеги, хотя бы потому, что это никак не влияет на ход нашей дискуссии: ссылка на авторитеты (как Ваша, так и моя) абсолютно ничего не доказывает. Истина есть истина, независимо от того, что о ней думает Галилей, академик Гинзбург или даже сам президент России. Но при этом возникает ещё один вопрос: из какого контекста были выдраны Ваши цитаты?

Но я понимаю, что если всё время отвлекаться на возникающие вопросы, то можно забыть с чего начали - с разбора Вашей статьи. Надо бы продолжить. Перед нами очередная глава статьи - четвёртая:

Как влияют на нас звезды и планеты

В последние годы космическое влияние на Землю и ее биосферу стало "общим местом": об этом пишут, снимают фильмы, его боятся. Сейчас человеческий страх эксплуатируют многие, в том числе и те, кто имеет отношение к изучению космоса. Некоторые научные коллективы, лишившись финансирования со стороны военных, пытаются разными способами привлечь к себе внимание и обеспечить свою работу. Речь не идет о продаже населению звезд - этим заняты откровенные проходимцы. Я имею в виду настоящих ученых, искренно болеющих за свое дело и порой перегибающих палку в общении с публикой исключительно из желания привлечь ее внимание к своим безусловно важным исследованиям.

Но в результате появляется раздутая до неприличных размеров астероидная опасность (кто не видел по телевидению, как бедный динозавр удирает от метеоритного дождя!), закрытые от солнца лица австралийских детей из страха перед озоновой дырой, ежедневные прогнозы геомагнитных бурь (на которые удобно списывать нарушения связи), долговременные прогнозы солнечной активности (непременно с драматическими нотками в голосе). Все это делает нашу жизнь похожей на путешествие в утлом суденышке через бурный океан: того и гляди разнесет его в щепки "земное эхо солнечных бурь".

Разумеется, Земля живет не в вакууме; на нее падают метеориты и космические частицы, ее освещают Солнце, планеты и звезды. Их влияние на биосферу изучается. Если оставить в стороне очевидную связь жизненных процессов с солнечным светом, то все остальные "влияния" носят слабовыраженный, непредсказуемый или даже недоказанный характер [9].

Наиболее грамотные из астрологов уже поняли, что лучше не говорить о прямом влиянии звезд и планет на Землю - настолько оно незначительно. Теперь они предпочитают заклинания типа "космических ритмов", "звездных часов" и прочих указаний на непрямые и нефизические связи между биосферой и звездным небом. Однако я хочу вернуться к теме физического влияния планет и звезд на Землю, чтобы у читателя не осталось на этот счет сомнений.
Из всех видов физических взаимодействий сколько-нибудь серьезно можно говорить лишь о гравитации; остальные поля, потоки частиц и излучения от звезд и планет в окрестности Земли так слабы, что их регистрация даже чуткими современными приборами требует немалых усилий.

Чтобы ощутить гравитационное влияние Луны на Землю, нужно измерить разницу лунного притяжения в разных точках Земли. Она невелика: ближайшая к Луне точка земного шара притягивается к ней на 6% сильнее, чем наиболее удаленная. Эта разница сил растягивает нашу планету вдоль направления Земля-Луна. А поскольку Земля вращается относительно этого направления с периодом около 25 часов, по нашей планете с таким же периодом пробегает двойная приливная волна - два "горба" в направлении растягивания и две "долины" между ними. В твердом теле планеты и в открытом океане высота этих "горбов" невелика, всего около полуметра. Поэтому мы не замечаем приливов ни в океане, ни на суше. И только на узкой береговой полосе можно заметить приливы-отливы благодаря подвижности океанской воды, которая, набегая приливной волной на берег (скорость-то немалая, сотни метров в секунду!), может по инерции подняться на высоту до 16 метров.

Подобным же образом действует на Землю и Солнце, более массивное, но и более далекое, чем Луна. Высота солнечных приливов вдвое меньше, чем лунных. В новолуние и полнолуние, когда Земля, Луна и Солнце лежат на одной прямой, лунные и солнечные приливы складываются. А в первую и последнюю четверти Луны эти приливы ослабляют друг друга, поскольку "горб" одного приходится на "впадину" другого. Лунно-солнечные приливы - явление весьма заметное и важное в жизни Земли [10]. Например, под их влиянием Земля постепенно замедляет свое вращение; продолжительность суток увеличивается. Еще сильнее действует земная приливная сила на Луну: она уже давно замедлила свое суточное вращение настолько, что постоянно обращена к нам одной стороной.

Гигантские приливные эффекты, влияющие на движение планет, рождают иллюзию того, что малые живые тела уж и подавно должны управляться ими. В результате мы слышим от творцов "научной астрологии" наивные утверждения: "Луна вызывает приливные явления во всех жидкостных системах Земли - в океане, в полужидком ядре Земли, в каждой клетке организма, во всех межклеточных жидкостях" [11]. На основе подобных утверждений пытаются объяснить явление лунатизма, очень популярное в астрологии; предлагают "биологическую теорию приливов". При этом уровень аргументации таков: "Луна вызывает приливы на море, а человек также почти целиком состоит из воды, значит, и он должен испытывать родственное влияние" [12, 13]. Разумеется, вода здесь не при чем: земная поверхность, как мы уже знаем, деформируется приливом точно так же, как морская, разница лишь в том, что суша не может перетекать, поэтому приливная волна набегает на берег. Ну а в целом, с точки зрения физики, "биологическая теория приливов" выглядит просто смешно: ведь любой находящийся рядом с вами человек, например сосед по парте, оказывает на вас гравитационное приливное влияние приблизительно в миллион раз более сильное, чем Луна.

Еще менее серьезно выглядят утверждения о прямом приливном влиянии планет на Землю; для этого достаточно взглянуть на приведенную ниже таблицу. Суммарное действие всех планет не может вызвать на Земле прилива выше 0,045 миллиметра. А их влияние на конкретное живое существо исказит его форму не более чем на размер одного атома!

Теперь мы затронем несколько более сложный вопрос - опосредованное влияние планет на биосферу Земли, где в качестве "усилителя" используется Солнце. В 1920-х годах пионер гелиобиологических исследований в нашей стране А. Л. Чижевский писал: "Мы знаем, что периодическая деятельность Солнца - процесс не вполне самостоятельный. Есть веские основания думать, что он находится в определенной зависимости от размещения планет Солнечной системы в пространстве, от их констелляции по отношению друг к другу и к Солнцу... Таким образом, и земные явления, зависящие от периодической деятельности Солнца, стоят, так сказать, под контролем планет... Исследования, проведенные с целью выяснения влияния планет на деятельность Солнца, дали вполне положительные результаты: в периодах солнечной активности обнаруживаются периоды планетных движений" [14]. По прошествии многих лет мы понимаем, что Чижевский проявил необоснованный оптимизм: неоднократные попытки связать солнечную активность с расположением планет так и не привели к ожидаемому результату.

Каково же реальное влияние планет на Солнце? Из приведенной выше таблицы видно, что даже если все планеты выстроятся в цепочку и их приливное влияние сложится, все равно высота приливного "горба" на поверхности Солнца составит не более 3 миллиметров. Несмотря на ничтожность этой величины, журналисты регулярно пугают "парадами планет" легковерную публику.

В 1974 году в США вышла книга Дж. Р. Гриббина и С. Х. Плэйжмана "Эффект Юпитера". В ней говорилось, что в 1982 году все планеты окажутся по одну сторону от Солнца, и этот "парад планет" вызовет на нем возмущения, убийственные для Земли. Минуло 10 марта 1982 года - момент наибольшего сближения всех планет. И, разумеется, ничего страшного не случилось - ни на Земле, где стихийные бедствия происходили обычным порядком, ни на Солнце: его активность под действием планет не изменилась. Новый апокалипсис обещали 11 августа 1999 года, когда "парад" совпадал с солнечным затмением. Затем "конец света" намечался на май 2000-го: "Когда Меркурий, Венера, Марс, Юпитер, Сатурн, Солнце и Луна выстроятся в одну линию, Земля содрогнется", - сообщала газета "Известия" от 29 мая 1998 года (N 97) со ссылкой на "The Sunday Times". Мы еще не раз услышим такие прогнозы, эксплуатирующие основные инстинкты человека, один из которых - страх.

Для любителей физики, имеющих обыкновение ловить на безграмотности журналистов, отметим наивность самого понятия "парад планет". Приливная деформация растягивает тело вдоль одной оси, а вдоль перпендикулярных к ней направлений сжимает. Поэтому к такому же эффекту приводит и выстраивание планет на одной линии по разные стороны от Солнца (помните - лунные и солнечные приливы складываются в новолуние и полнолуние). Но современные астрологи не замечают этого. Около 70% приливного влияния на Солнце оказывают Юпитер и Венера. Максимальная высота прилива достигается, когда они лежат на одной прямой с Солнцем. Это повторяется примерно через каждые четыре земных месяца, однако никаких изменений солнечной активности с таким периодом не отмечено.

Да и трудно было бы ожидать заметного эффекта от приливного воздействия на Солнце: ведь энергия деформаций, которая ежесекундно рассеивается в его недрах, в тысячу раз меньше его термоядерной мощности. Но даже это не означает, что каждый "парад планет" увеличивает светимость Солнца на 0,1%, поскольку тепловая инерция солнечного тела составляет миллионы лет и сглаживает все подобные колебания светимости.

Наконец, обратив внимание на космические тела, расположенные за пределами Солнечной системы, мы не станем утруждать читателя упражнениями по физике, а просто скажем, что влияние звезд на нашу биосферу настолько мизерно, что никакие привычные масштабы с ним вообще не сопоставимы.

Странная это глава, полная неожиданных поворотов мысли. Начинается всё с первого же абзаца. Прочтя название главы, мы уже надеемся услышать что-то интересное про психические, на крайний случай, биологические влияния, известные современной науке, а вместо этого получаем историю про то, как нас пугают космосом. Впрочем, это тоже интересно, хотя, на первый взгляд имеет весьма отдалённое отношение к основной теме статьи. Но это только на первый взгляд. Настоящий смысл описания физических влияний космоса на землю и разбора скандальных прогнозов прессы становится ясен только при аккуратном и внимательном прочтении всей главы. Но не менее интересен и стиль главы, почти так же интересен, как и её формальное содержание. Может показаться, что строго научная тема не даёт возможности развернуться Вашему художественному таланту, но это только кажется, и мы скоро в этом убедимся. Начнём, как положено, с начала.

В последние годы космическое влияние на Землю и ее биосферу стало "общим местом": об этом пишут, снимают фильмы, его боятся. Сейчас человеческий страх эксплуатируют многие, в том числе и те, кто имеет отношение к изучению космоса. Некоторые научные коллективы, лишившись финансирования со стороны военных, пытаются разными способами привлечь к себе внимание и обеспечить свою работу. Речь не идет о продаже населению звезд - этим заняты откровенные проходимцы. Я имею в виду настоящих ученых, искренно болеющих за свое дело и порой перегибающих палку в общении с публикой исключительно из желания привлечь ее внимание к своим безусловно важным исследованиям.

Я здесь с Вами во всём согласен. Единственно, не стал бы делить с Вами трогательную озабоченность судьбой "некоторых научных коллективов" - сирот, брошенных военными на произвол судьбы. Если бы астролог пытался привлечь к себе внимание такими "научными" способами, он получил бы от Вас по полной - это ясно по всему тону статьи. Вы вот в шестой главе гневаетесь только на то, что бородатый астролог по телевизору осмелился просто говорить о затмении без санкции астрономов. Но своих коллег Вы понимаете, сочувствуете им и готовы их оправдать. Ну что же, Вы чётко делите мир на "своих" и "чужих": настоящие учёные - свои, астрологи - чужие. Как сегодня любят говорить политики - двойные стандарты, не так ли? Несомненно. Интересно было бы обсудить и Вашу этическую позицию, и этическую позицию "настоящих учёных". Мы об этом обязательно поговорим, но позднее.

Но ярче всего Ваш творческий стиль проявляется пару абзацев спустя:

Наиболее грамотные из астрологов уже поняли, что лучше не говорить о прямом влиянии звезд и планет на Землю - настолько оно незначительно. Теперь они предпочитают заклинания типа "космических ритмов", "звездных часов" и прочих указаний на непрямые и нефизические связи между биосферой и звездным небом.

Прочёл я этот абзац и понял: плохо моё дело. Вроде бы я грамотный - могу читать по-русски и даже не по слогам, - а всё ещё не понял, что лучше не говорить о прямом влиянии звёзд и планет на Землю. Значит - не наиболее грамотный. А почему я не понял, я чуть позже объясню. Но мне больше в этом абзаце интересен стиль.

Послушайте, Владимир Георгиевич, а Вы талантливый журналист. Я это серьёзно говорю. Смотрите, ведь нет ни одного негативного слова, и оценок нет, а какой образ астролога создали у читателя всего двумя фразами! Читая их, сразу забываешь всё, что было написано об астрологах в предыдущей главе. Перед глазами встаёт образ этакого не слишком грамотного тугодума: уже здесь звучит как наконец-то. А выражение "наиболее грамотные" какой даёт эффект! Нет, больше разбирать не берусь, целая страница на это уйдёт. А вы этого достигли минимумом средств. Не стали бы астрономом, могли бы стать журналистом, и каким! Настоящей акулой пера, пользуясь выражением Ильфа и Петрова. Меня так поразило Ваше мастерство, что даже ушло лёгкое раздражение на тон превосходства над тугодумами-астрологами. Вы ведь даже слегка покровительственную интонацию сумели передать одновременно с насмешкой. Если оценивать чисто техническую сторону этого пассажа, я бы дал самый высокий балл.

Но пора уже отойти от особенностей стиля четвёртой главы и обратиться к её содержанию. Для начала мы можем познакомиться в ней с массой сведений из астрономии, которые автор излагает ярко и интересно. В общем-то, всё это хорошо известно, но не будем слишком строги - может, быть это прочтут не только астрологи, но и журналисты и станут чуть-чуть образованней. В изложении фактов, я уверен, Вы как профессиональный астроном не сделали ни одной ошибки. Но этого нельзя сказать о Ваших выводах. Я разберу эти выводы, тем более их не так уж и много. А заодно объясню, почему я не понял, что лучше не говорить о прямом влиянии звёзд и планет на Землю. И, кроме того, мы получим прекрасный пример того, как наука (Вы ведь представляете науку) из верных фактов умеет делать совершенно неверные выводы.

О СИЛЬНЫХ РЕЗУЛЬТАТАХ СЛАБЫХ ВОЗДЕЙСТВИЙ

Ход Ваших рассуждений весьма прост: физическая сила воздействий планет и звёзд на земную жизнь весьма мала, поэтому их ни в коем случае нельзя принимать во внимание. Это совершенно очевидно. А вот насколько это верно? Мне, как бывшему математику хорошо известно, что наиболее очевидные утверждения очень часто оказываются неверными. Вы говорите о физических воздействиях и здесь я с Вами согласен: вряд ли физическое действие звёзд способно сдвинуть с места даже самое маленькое тело на земле. Но астрологи вроде бы не утверждают этого. Мы вообще не изучаем физические результаты небесных воздействий. Вы и сами это прекрасно знаете, вот цитата из шестой главы:

Сегодня, как и всегда, под астрологией понимают методику предсказания судьбы объекта по относительному расположению звезд и планет в момент его рождения.

А вот из второй главы:

Свое лицо, свою индивидуальность, свой современный смысл астрология приобрела только тогда, когда занялась прогнозом характеров и судьбы людей.

Вы ведь не считаете, что судьба и характер человека - это физические процессы, описываемые классической ньютоновской механикой, или релятивистской механикой, или, может быть, квантовой хромодинамикой? В таком наивном физикализме, я думаю, даже Вас упрекнуть нельзя. Но при этом Вы всё время говорите о физических воздействиях, даже, преимущественно, о механических. Действительно в рамках классической механики, чем сильнее воздействие, тем сильнее и его эффект. А если выйти за рамки классической механики? Мы же не задачу трёх тел решаем, Человек - сложная система, а поведение сложных систем в простую классическую физику никак не укладывается. В сложных системах возникают совершенно непривычные для классической физики ситуации, когда очень слабый сигнал может дать очень сильные последствия. Например, теория бифуркаций, возникшая относительно недавно, говорит нам, что в особых точках даже очень малое воздействие (очень малое изменение параметров) может перевести систему в качественно другое состояние. Известен "эффект бабочки", когда в некоторых системах незначительное влияние на систему может иметь большие и непредсказуемые эффекты где-нибудь в другом месте и в другое время. Образно говоря (только образно), взмах крыльев бабочки в южном полушарии вызывает ураган в северном. Похоже, что до Вас как для истинного астронома результаты других областей науки доходят так же долго, "как свет умерших звёзд доходит". Можно, конечно возразить, что речь идёт об особых состояниях особых систем, а мы изучаем регулярные воздействия. Хорошо, я могу привести наглядный пример такого регулярного воздействия. В психологии известно, что как раз слабое воздействие оказывает более сильный и более устойчивый эффект, чем сильное. Такие же явления наблюдаются нередко и в биологии. Но я приведу пример из медицины.

Есть такая сравнительно новая отрасль медицины - гомеопатия, ей всего двести лет. Гомеопатия известна, как система лечения ничтожно малыми дозами лекарств. Конечно, суть гомеопатии отнюдь не в малых дозах, гомеопатия известна как система лечения "подобного подобным", но нас сейчас интересуют именно малые дозы. Гомеопатическое лекарство получается из исходного вещества посредством разведений. Берут одну часть вещества и разводят его в девяти частях растворителя - это десятичное разведение. Можно разводить в 99-ти частях - это сотое разведение. Можно разводить в 999-ти частях - это тысячное разведение. Растворитель зачастую самый простой - вода или спирт. Потом разведение повторяют: полученный раствор (именно, раствор!) опять разводят в той же пропорции. Значит, если разведение тысячное, то после второго разведения в новом растворе исходное вещество будет присутствовать в пропорции 1/1000 х 1/1000 = 1/1000000, то есть один к миллиону. И как Вы думаете, сколько раз повторяют такое разведение? Количество разведений гомеопаты называют потенцией. И чем выше потенция, тем действие сильнее, как утверждают гомеопаты. Так вот: при десятичном разведении берут до двухсотой потенции, при сотом - до тысячной потенции, при тысячном - до стотысячной потенции. А теперь давайте посчитаем, какая концентрация вещества получается в итоге:

при десятичной потенции: 10 В СТЕПЕНИ -200 ;
при сотой: 100 в степени -1000 = 10 в степени -2000 ;
при тысячной: 1000 в степени -100000 = 10 в степени -300000

А незадолго до смерти Самуэль Ганеман, основатель гомеопатии, дошёл до пятидесятитысячных (1/50000) разведений.

Вот пример слабого воздействия. При такой концентрации в бутылочке гомеопатического средства в среднем должно оказаться меньше одной (!) молекулы исходного вещества. Я бы здесь процитировал Вас:

Наконец, обратив внимание на космические тела, расположенные за пределами Солнечной системы, мы не станем утруждать читателя упражнениями по физике, а просто скажем, что влияние звезд на нашу биосферу настолько мизерно, что никакие привычные масштабы с ним вообще не сопоставимы.

Действительно, химическое содержание вещества в гомеопатическом растворе "настолько мизерно, что никакие привычные масштабы с ним вообще не сопоставимы". Это одна из причин, почему гомеопатия с таким трудом и так нескоро добилась официального признания. Химики до сих пор не понимают, что может действовать в растворе. Ведь, получается, что там ничего нет, кроме спирта или воды. Пытались придумывать различные искусственные объяснения, вроде того, что разведение неравномерное и в каком-то месте раствора может оказаться сгущение молекул. Но, как Вы понимаете, это ничего не объясняет, потому что в другом месте раствора их тогда будет ещё меньше. И похоронили бы гомеопатию Ваши немецкие соратники по борьбе с лженаукой, если бы не удивительный эффект гомеопатических средств. Лечат гомеопаты! По всей химической теории не могут лечить - а лечат. Правда, в то время, когда жил Ганеман (1755-1843), ещё не так резво боролись с отступниками от научного метода, может быть, это ему тоже помогло.

В итоге можно сказать, что Ваш тезис о слабости слабых воздействий, когда дело касается биологии или психологии, то есть человека, можно спокойно отнести к примерам чрезмерной самоуверенности учёных. Смотрите, в вашем тезисе:

лучше не говорить о прямом влиянии звезд и планет на Землю - настолько оно незначительно

четырнадцать слов, а чтобы показать его принципиальную несостоятельность, потребовалось в пятьдесят раз больше. Почему? Потому что Ваш тезис вполне отвечает повседневному здравому смыслу, он очевиден почти всем. А мои возражения вовсе не очевидны. В этом месте мне хочется отойти от анализа четвёртой главы и поговорить о "здравом смысле".

 НЕМНОГО О РАЦИОНАЛИЗМЕ

Откуда такой переход - от здравого смысла к рационализму? - Основоположник рационализма - Рене Декарт или, в латинизированной форме - Картезий, свою философию познания строил именно на здравом смысле. Правда, этот здравый смысл Картезий называл разумом. В основании его научного метода лежал постулат очевидности:

Первое - никогда не принимать за истинное ничего, что я не признал бы таковым с очевидностью, т. е. тщательно избегать поспешности и предубеждения и включать в свои суждения только то, что представляется моему уму столь ясно и отчетливо, что никоим образом не сможет дать повод к сомнению. (Декарт Р. Рассуждения о методе. Сочинения. Т. 1. Москва, Мысль, 1989)

Из очевидного посредством логических рассуждений выводилось всё остальное. Уже сам постулат очевидности вызывает серьёзные сомнения. Мы сейчас, четыре века спустя, понимаем, насколько зачастую зыбко то, что кажется очевидным: то, что очевидно Декарту, может быть совсем неочевидным для кого-то другого. В шестом письме мы говорили о том, что при внимательном рассмотрении очевидное может оказаться совсем не очевидным и даже неверным. Но тогда, в 17-м веке последователям Картезия - картезианцам - такой подход казался единственно верным. С точки зрения рационализма Декарт спорил со своими противниками - эмпиристами, которые всё основывали только на опыте. Декарт был уверен, что чувства (органы чувств) обманывают человека. Сегодня ясно, что обманывают не органы чувств, обманывает тот аппарат мышления, который превращает восприятие в факты.

Приведу простой пример. Всем, кто бывал в горах, известно, что там нарушается привычная для нас способность оценивать расстояние: близкое может показаться очень далёким, а далёкое - близким. Психологи полагали, что такое нарушение - общечеловеческое свойство, причины которого вполне объективны: разреженность воздуха и т. д. Однако психолог А. Р. Лурия, работая с киргизами-горцами, обнаружил, что у них такого искажения нет. Открытие было столь ошеломительным, что он даже послал об этом телеграмму коллегам: стало понятно, что дело не в восприятии, а в привычках ума - у тех, кто много поколений живёт в горах, ум выработал другие привычки.

Но это не суть важно для нашего спора. Важно другое: на основе очевидности и логики Декарт хотел построить будущую науку. И этот подход подвёл его почти сразу же. На повестке дня стоял вопрос: что заставляет планеты двигаться по замкнутым орбитам, какая сила заставляет их "поворачивать"? Что заставляет тела падать на землю? Декарт, исходя из своего метода, пытался объяснить это действием вихрей эфира, заполняющего всё пространство.

Сегодня это вовсе не кажется очевидным и даже рациональным. Но мы привыкли к закону Ньютона и сила тяготения кажется нам совершенно очевидным понятием. А вот картезианцем такой подход казался совершенно неочевидным. Поэтому на континенте, прежде всего во Франции, которая в области науки в то время была лидером, английский подход, воплощённый в механике Ньютона, признали только после длительной и упорной борьбы. Ньютон просто приписал материи свойство тяготеть, а дальше занялся вопросом, какова сила этого тяготения, то есть чистой математикой. Ньютон был глубоким мыслителем, он изучал теологию, каббалу, алхимию, а как стало известно из его рукописей, и астрологию тоже. Конечно, это был революционный шаг - приписать материи такое загадочное свойство, но Ньютон смог его сделать.

Я не иронизирую, называя этот шаг революционным - это сегодня нам по привычке это свойство кажется очевидным, а, если задуматься, свойство-то, действительно, загадочное, мистическое. Картезианцев это никак не устраивало, в их логику такое не вмещалось и они долго сопротивлялись, но всё-таки английский подход победил. Так что с рационализмом оказалось далеко не всё так чудесно, как нас уверяет сегодняшний проповедник рационализма, мой уважаемый оппонент.

Должен сказать, что рационализм Декарта, Лейбница, Спинозы был далеко не так примитивен, как его сегодняшнее наследие. В мире Декарта было две субстанции: мыслящая духовная и протяжённая материальная. В духовной субстанции присутствуют изначальные идеи, вложенные в нас Творцом. Декарт выступал и против примитивного эмпиризма:

Причина, почему многие убеждены, что трудно познать Бога и уразуметь, что такое душа, заключается в том, что они никогда не поднимаются умом выше того, что может быть познано чувствами, и так привыкли рассматривать всё с помощью воображения, которое представляет собой лишь частный род мышления о материальных вещах, что всё, чего нельзя вообразить, кажется им непонятным. Это явствует также из того, что даже философы держатся в своих учениях правила, что не может быть ничего в разуме, чего прежде не было в чувствах, а ведь идеи Бога и души там никогда не было. Мне кажется, что те, кто хочет пользоваться воображением, чтобы понять эти идеи, поступают так, как если бы они хотели пользоваться зрением, чтобы услышать звук или обонять запах, но с той, впрочем, разницей, что чувство зрения убеждает нас в достоверности предметов не менее, нежели чувства слуха и обоняния, тогда как ни воображение, ни чувства никогда не могут убедить нас в чём-либо, если не вмешается наш разум.
(Там же)

Выходит, что я ошибся, назвав "разум" Декарта здравым смыслом - его мышление всё-таки выходило за границы простого здравого смысла. На чём же основывался его "разумный" подход к познанию? Его в явном виде сформулировал Спиноза, утверждая:

... порядок и связь идей те же, что порядок и связь вещей
(Б. Спиноза. Избранные произведения в 2 т. Москва, Госполитиздат, 1957)

Проще говоря, идеи, вложенные в меня Творцом, должны в точности соответствовать устройству мира. Поэтому, стоит как следует подумать, докопаться до этих идей и я пойму, как устроен мир. В общем-то, это очень похоже на то, что сказано в Библии:

И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; (Бытие, 1:27)

Человек сотворён по образу Божьему, значит, и разум человека подобен разуму Бога и надо только этим разумом воспользоваться. Но последователи великих духовных традиций, соглашаясь с этим, говорили, что это лишь возможности, заложенные в человеке, и эти возможности надо, раскрыть, развить дать им максимально проявиться; они говорили о долгом пути эволюции человека и человечества. У французских рационалистов таких мыслей не возникло. Если вдуматься в их логику, то можно увидеть, что за ней стоит одно неявное и очень существенное допущение: ум французского философа-рационалиста способен полностью проявить и понять все те идеи, которые в него заложены Творцом. Иными словами, этот ум и есть полное и совершенное вместилище Божественной Истины. Это, конечно, приятное предположение, очень льстит самолюбию.

Научное (т. е. объективное, всеобщее, необходимое) знание, согласно рационализму, достижимо только посредством разума - одновременно источника знания и критерия его истинности. (Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия. Статья РАЦИОНАЛИЗМ)

При этом само собой разумеется, что этим "источником и критерием" является разум европейского учёного (французского философа или российского физика) и никакой другой. Ну, это семнадцатый век: тогда всё, что лежало за пределами Европы всерьёз не воспринимали. Поэтому рационалистам не приходило в голову, что в разных умах могут быть разные идеи. В те времена евклидова геометрия и Аристотелева логика казались прямым проявлением абсолютной истины, теми первичными идеями, которые вложены в наш разум непосредственно Творцом. Но если бы авторы подобных трудов познакомились, скажем, с буддийской логикой и буддийской системой описания мира, они могли бы задуматься, почему Творец вложил в разные умы совершенно разные первичные идеи. К их счастью, о буддийском мышлении в те годы в Европе не знали почти ничего.

Естественно, об эволюции того же самого разума и речи нет. Разум рационалиста является высшей и последней стадией развития! Впрочем, что это я? - Нет никакого развития! Декарт разделил всё мироздание на две субстанции - материальную и духовную. Духовную субстанцию он полностью вынес за пределы природы.

При этом природа превратилась в систему механизмов. И все изменения в природе Декарт сводит к перемещению частей материальной субстанции. Бог создал эту великую машину - мироздание - и удалился на покой. Естественно, что никакого развития в природе в принципе быть не может, если не считать развитием перемещение одних частей относительно других. Но и в духовной субстанции тоже никакого развития не предполагается. Идеи вложены изначально, как только до них добрались, так дальше двигаться уже некогда.

Так что ни о каком развитии в декартовом мире и речи быть не может. Хочется ещё сказать об идеях, которые, как считает Декарт, в нас вложены. Единственная содержательная идея - это идея Бога. А дальше идут идеи чисел и фигур, общие понятия и аксиомы: "если к равным величинам прибавить равные, то получаемые при этом итоги будут равны между собой", или положение: "из ничего ничего не происходит" - это вечные истины, "пребывающие в нашей душе":

… наши идеи или понятия, будучи реальностями и происходя от Бога, в силу этого не могут не быть истинными во всем том, что в них есть ясного и отчетливого. (Декарт Р. Рассуждения о методе. Сочинения. Т. 1. Москва, Мысль, 1989)

В общем, душа наша почти доверху набита простенькими понятиями из геометрии, арифметики и логики. Естественно, что развиваться там нечему. Спрашивается, что я спорю с Декартом? Ведь декартовский рационализм давно потерпел поражение в физике. Сегодня вместо простых логических заключений физические теории основывают на сложных математических конструкциях. - Действительно, спорить с Декартом по поводу оснований физики сегодня нет никакой необходимости. Но, уйдя из естественных наук, рационализм прочно обосновался в так называемом "научном мировоззрении". Идеологи евронауки, перейдя в своих науках к более удобной для себя философии, пользуются вовсю совершенно обветшалым подходом в общении с "непосвящёнными": на тебе, Боже, что нам негоже!

Но самое занимательное во всём этом, что тот рационализм, который Вы нам предлагаете к употреблению, вовсе не рационализм Декарта, Лейбница и Спинозы. От их рационализма остались только обломки. Евроидеологи 18-19-го веков выломали из декартовского мира и Бога, и духовную субстанцию. Для Декарта было несомненным, что мир создан Разумной Первопричиной. Из его логики вытекало существование Бога и души - Вы же, напротив, верите, что ничего этого нет. Впрочем, и логику из рационализма тоже выломали. Любому здравому уму, не зажатому в тиски материалистической доктрины, совершенно ясно то, что идеологи евронауки исступлённо отрицают.

Посудите сами. Ни разу за всю свою жизнь я не видел, как из беспорядка сам собой возникает порядок. Мне не удалось ни разу наблюдать, как случайно падающие с горы камни сами собой выстраиваются в красивое здание; не видел я, как ветер, срывая листья с деревьев, выкладывает их на асфальте в аккуратненькую фразу: "Слава рационализму!" Впрочем, если бы он уложил их в какую-нибудь другую фразу, это меня тоже бы устроило. Но не видел я ничего подобного. Да и Вы ничего похожего не видели, как и Ваши единомышленники за всю историю евронауки.

Все мы отлично знаем, что порядок надо наводить волевым усилием. Снимая одежду, мы не ждём, что она сложится сама собой в аккуратную стопочку. Мы отлично знаем, что в любом деле, которое мы делаем, требуется воля и разум, чтобы оно шло как следует. Когда в организации хаос, никто не ждёт, что он сам собой превратится в совершенный порядок, а приглашают толкового управляющего, чтобы он этот порядок навёл. Можно привести сколько угодно примеров на эту тему, но в этом нет необходимости.

Весь жизненный опыт и мой, и Ваш, и всего остального человечества за всю его историю говорит то же самое. Мир, в котором мы живём, удивительно красив и организован. Впрочем - это тавтология: красота и есть высшая организованность. Опыт говорит нам, что для того, чтобы создать что-нибудь организованное, требуется разум, умение и воля. А логика делает из этого вывод, что мир создан Разумным Началом.

Но идеологи евронаучного метода предлагает нам совершенно иную концепцию. Всё возникло само собой случайным образом. Была материя, потом она как-то самоорганизовалась, возникли какие-то законы природы, которым эта материя стала подчиняться. Или материя и законы были всегда, вот так вот - просто были и всё. Теперь, правда, подобная концепция несколько устарела, но новая ещё веселее: Что-то где-то взорвалось, во все стороны полетела материя в виде кварков и элементарных частиц.

В этом хаосе сама собой возникла какая-то организованность, из которой опять же сами собой возникли законы природы и все структуры нынешнего мира. Дальше - больше! На смену физикам приходят химики, а за ними биологи-эволюционисты. Из простой материи сама собой в результате долгих и совершенно случайных процессов возникла живая клетка, которая немедленно стала размножаться. Потом размножившиеся клетки (совершенно неразумные!) сами собой стали соединяться и образовывать сложные организмы. При этом им приходилось меняться, чтобы создать органы, выполняющие в этом организме различные функции. И эти неразумные клетки поняли, как им надо измениться, и всё же создали организм. То есть большая компания неразумных клеток ухитрилась сделать то, что не удаётся сделать всему сообществу современных биологов на протяжении всей истории евронауки: создать живой организм.

Впрочем, биологам даже простейшую клетку создать не удаётся. Более того, эта живая клетка оказалась настолько сложна, что её даже проанализировать до конца пока не удалось. Я уже не буду говорить о невероятной сложности, согласованности и гармонии живой природы - об этом достаточно много написано. И вот вся эта немыслимая сложность возникла сама собой случайным образом! Пытались объяснить это естественным отбором - но отбор может отобрать только то, что не подходит. Он не может создать того, что подошло бы. Впрочем, дарвинизм тихо умирает на наших глазах и даже среди учёных его последователей всё меньше и меньше.

Затем следующий этап: в матери каким-то образом появилось сознание, она научилась осознавать, чувствовать и мыслить. Как ей это удалось? - Ответ уже известен: случайно, само собой. Сегодня мы создаём мощные машины, имитирующие наиболее простые процессы мышления - компьютеры. Уже созданы компьютеры невероятной мощности. В них масса людей вкладывает весь свой ум и знания. Но всё коллективное мышление человечества не может создать ни одного компьютера, который мог бы мыслить, а уж тем более, обладающего сознанием. Но у природы это получилось случайно и как-то само собой. Ладно, оставим это и пойдём дальше.

Законы природы - что это такое, откуда они взялись, где живут? Для Декарта всё было ясно: Бог создал мир и законы природы тоже дело рук Божиих. Но в 18-19-м веках Бога постепенно исключили из научной картины мира. Знаменитый диалог Наполеона с Лапласом стал девизом идеологов евронаучного мировоззрения на три века. На слова Наполеона: "Ньютон в своей книге говорил о Боге, в Вашей же книге я не встретил имени Бога ни разу". Лаплас ответил: "Сир, я не нуждался в этой гипотезе". Но тогда откуда же законы природы: это что - такое свойство материи?

Не стоит пытаться переубедить верующего. Но о логике мы можем говорить. Ваша вера (и вера Ваших единомышленников) настолько сильна, что не даёт Вам видеть противоречия в Вашей идеологии. Все утверждения о спонтанной случайной самоорганизации противоречат евронаучной теории вероятностей. Это во-первых. А во-вторых, они противоречат второму началу термодинамики, согласно которому в мире (в евронаучном мире!) само собой всё может только упрощаться и распадаться, а не усложняться. Я имею в виду, конечно, структурную сложность.

А теперь перейдём от логики к терминологии. Вы нам под видом одного продукта предлагаете совсем другой. Мировоззрение, которое Вы в своей статье называете рационализмом и рекламируете перед неискушённым читателем как продукт самого высшего качества, то есть как единственно верное и истинное учение, является на самом деле чем-то совсем другим. На первый взгляд это больше всего напоминает английский эмпиризм Френсиса Бэкона, Беркли, Юма:

ЭМПИРИЗМ (от греч. empeiria - опыт), направление в теории познания, признающее чувственный опыт единственным источником достоверного знания. Противостоит рационализму. Для эмпиризма характерна абсолютизация опыта, чувственного познания, принижение роли рационального познания (понятий, теорий). (Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия)

Нечто подобное вы и провозглашаете в своей статье, называя всё это почему-то рационализмом:

Современная наука опирается на твердо установленные факты; в этом ее сила, в этом же ее ограниченность. Пока нет надежных экспериментальных или наблюдательных фактов, ученый не может заниматься фантазиями (глава 3 - М. Л.).

Под фантазиями, по-видимому, Вы понимаете декартовский подход - от разума. По поводу "фантазий" я уже писал в шестом письме, что их в науке куда больше, чем Вы думаете. Но если посмотреть на евронаучные теории мироздания, то видишь, что учёные проявили такой взлёт фантазии, какой ни одному фантасту и не снился. - Наткнулся на Ваше высказывание и отвлёкся.

Я собственно хотел сказать, что когда Вы употребляете слово "рационализм", непонятно, что Вы имеете в виду. В статье, которую мы обсуждаем, я постоянно наталкиваюсь на такую кашу из понятий и терминов.

От разговоров о рационализме нам уже пора возвращаться к основной теме - к четвёртой главе Вашей статьи. Продолжим.

О ВЛИЯНИИ ПЛАНЕТ НА БИОСФЕРУ

После того, как Вы сделали ошибку в основном тезисе этой главы (о воздействии слабых влияний), уже и к другим Вашим высказываниям, даже астрономическим, начинаешь относиться более внимательно. И, как оказывается, не без оснований:

Теперь мы затронем несколько более сложный вопрос - опосредованное влияние планет на биосферу Земли, где в качестве "усилителя" используется Солнце. В 1920-х годах пионер гелиобиологических исследований в нашей стране А. Л. Чижевский писал: "Мы знаем, что периодическая деятельность Солнца - процесс не вполне самостоятельный. Есть веские основания думать, что он находится в определенной зависимости от размещения планет Солнечной системы в пространстве, от их констелляции по отношению друг к другу и к Солнцу...

Таким образом, и земные явления, зависящие от периодической деятельности Солнца, стоят, так сказать, под контролем планет... Исследования, проведенные с целью выяснения влияния планет на деятельность Солнца, дали вполне положительные результаты: в периодах солнечной активности обнаруживаются периоды планетных движений". По прошествии многих лет мы понимаем, что Чижевский проявил необоснованный оптимизм: неоднократные попытки связать солнечную активность с расположением планет так и не привели к ожидаемому результату.

Я не специалист в этой области, и если бы я своё время не познакомился с работами Ваших коллег, я бы поверил Вашему заявлению об отсутствии результата. Но ещё в 1988 году мне довелось присутствовать на конференции по влиянию межпланетных магнитных полей на биосферу Земли.

Конференция под руководством академика Казначеева проходила во 2-м Мединституте. Мне было очень интересно слушать, как биологи рассказывали о реакции живых организмов на резкие изменения напряжённости межпланетного магнитного поля. Сзади меня сидел океанолог из Владивостока. Он сказал: "Да чего тут доказывать - как скачок магнитного поля, так у меня весь планктон под воду уходит!" Планктон, естественно, физику не изучал и Ваших статей не читал, а если бы прочитал, то, конечно, не стал бы реагировать на столь слабые воздействия.

А потом выступила Г. Я. Васильева - Ваша коллега из Пулковской обсерватории, тоже кандидат физ.-мат. наук - с докладом о связи между движением планет и конфигурацией межпланетного магнитного поля. Вот Вам и опосредованное влияние планет на биосферу Земли - через структуру магнитного поля. Работала группа астрономов из Пулково над этой темой несколько лет, получили очень интересные результаты, но потом директор эту тему закрыл, поскольку она, по его мнению, уже попахивала "лженаукой".

Приходилось мне также читать работы и слушать доклады доктора биологических наук Александра Петровича Дуброва о влиянии лунных фаз на проницаемость клеточных мембран. А знаете, сколько процессов в организме зависят от этой самой проницаемости? Мембраны у нас, видимо, такие же необразованные, как и планктон. Иначе чего бы им на движение Луны реагировать? А как насчёт изменения психического состояния в полнолуние и в другие фазы Луны? По-моему, на земном шаре этот факт уже всем известен, кроме, разумеется, астрономов. И Ваша рациональная физическая логика ничего не докажет тем, кто это влияние лунных фаз регулярно чувствует на своей шкуре. Пойдите и объясните им, что этого не может быть, потому что этого не может быть никогда. Но что самое интересное - покопавшись в астрономической библиографии, я с удивлением обнаружил, что Ваше заявление:

По прошествии многих лет мы понимаем (курсив мой - М. Л.), что Чижевский проявил необоснованный оптимизм: неоднократные попытки связать солнечную активность с расположением планет так и не привели к ожидаемому результату.

тоже не соответствует действительности. Опять знакомая история - Вы понимаете, а Ваши коллеги не понимают. Ознакомьтесь, пожалуйста, с рефератами:

ИНДЕКСЫ СОЛНЕЧНОЙ АКТИВНОСТИ И РАСПОЛОЖЕНИЕ ВНУТРЕННИХ ПЛАНЕТ НА ОРБИТАХ

Акимов Л.А., Белкина И.Л.
НИИ астрономии ХНУ, Харьков, Украина

Изучен временной ход рядов чисел рентгеновских вспышек на Солнце и чисел Вольфа. В спектрах мощности рядов обнаружены статистически значимые периоды, близкие к сидерическим периодам обращения Меркурия и Венеры вокруг Солнца. Амплитуда этих периодов особенно велика для числа рентгеновских вспышек.

Сопоставление числа вспышек с положением планет на орбитах показало, что максимальное число вспышек наблюдается вблизи дней прохождения Меркурием афелия и при переходе Венеры из южного полушария Солнца в северное. Для Земли вспышечная активность больше в осенние месяцы (октябрь-ноябрь), а также в январе-марте. Активность меньше в июле-сентябре.

Это про связь солнечной активности с расположением планет. А вот про связь движения планет со структурой магнитного поля:

ПРОЯВЛЕНИЕ ВЛИЯНИЯ ЮПИТЕРА НА ИНТЕНСИВНОСТЬ ЭЛЕКТРОНОВ, НА МЕЖПЛАНЕТНОЕ МАГНИТНОЕ ПОЛЕ И НА КОСМИЧЕСКИЕ ЛУЧИ

Тимофеев В.Е.1, Мирошниченко Л.И.2, Самсонов С.Н.1, Скрябин Н.Г.1
1 ИКФИА СО РАН, Якутск
2 ИЗМИРАН, Троицк, Московская обл.

На основании большого экспериментального материала исследуются особенности в распределении юпитерианских электронов вдоль орбиты Земли. Показано, что максимум в интенсивности электронов располагается через 243 суток после противостояния. Это соответствует силовой линии ММП, одновременно охватывающей Юпитер и Землю. Юпитер через поток заряженных частиц образует 399-суточные вариации в модуле ММП и в космических лучах. Амплитуда вариаций в электронной интенсивности, в модуле и в космических лучах составляет 71, 2.8 и 0.8 % от средних значений.

А вот сайт, откуда я это скачал: helios.izmiran.rssi.ru/Solter/prog2005/prog/abstracts.htm

А вот название доклада Васильевой 1991 года на Российском междисциплинарном семинаре по темпорологии:

Г.Я.Васильева (Главная астрофизическая обсерватория АН СССР, Пулково).
Временные вариации солнечной активности и пространственная структура межпланетной среды.

А теперь скажите мне, как Вы делаете в своей статье такие заявления, даже не познакомившись с работами в этой области? Область-то Ваша родная. Я, конечно, тоже не знаком с последними достижениями в математике, но у меня хоть есть оправдание: я на эту тему и не пишу, поскольку её не знаю. Я уже понял, что предлагать Вам познакомиться с современной астрологией не имеет смысла, если даже в своей родной астрономии Вы в каких-то разделах отстали примерно на два десятка лет.

Получается, что и в этой части Ваши тезисы оказались несостоятельными. Хочу только подчеркнуть: я не пытаюсь в этом письме доказывать существование планетных воздействий - это не моя сфера. Я только показываю, что у Вас нет никаких оснований их отрицать.

Попробуем подумать дальше. Предположим, нам удалось аккуратно доказать влияние планетных конфигураций на биосферу Земли. Возникает вопрос:

МОЖЕТ ЛИ БИОЛОГИЧЕСКОЕ ВЛИЯНИЕ ПЛАНЕТ БЫТЬ ОБОСНОВАНИЕМ АСТРОЛОГИИ?
К чему, на самом деле, мы пришли? Вы доказывали, что никаких влияний планет и звёзд учитывать не нужно, поскольку они слишком слабы. Я показал, что слабость влияний - вовсе не аргумент, и что слабые влияния могут иметь сильные последствия. Вы утверждали, что нет никаких доводов в пользу влияний собственно планет на биосферу Земли.

Я, опираясь на результаты Ваших же коллег, показал, что такие доводы есть. Но имеет ли это какое-либо отношение к основному предмету нашей дискуссии - к астрологии? По моему мнению - абсолютно никакого. Мы с Вами говорили о вещах, не имеющих отношения к астрологии. И хотя обсуждение, я думаю, получилось интересным, мы могли бы не менее увлекательно поговорить, например, о балете или о футболе - в зависимости от того, что Вам ближе. Я поясню свою мысль.

Вы, ссылаясь на слабость физических факторов, отрицаете возможность вообще каких-либо связей Небо-Земля в астрологическом смысле, то есть, по отношению к судьбе человека. Хорошо, а если бы физические воздействия небесных тел, например Луны, были бы достаточно сильны, могли бы они влиять на характер и судьбу человека? Я знаю физические воздействия, влияющие на характер, например, розги, но мы, надеюсь, обсуждаем другие воздействия. А имеет ли смысл обсуждать физические процессы, когда речь идёт о судьбе?

Представьте себе следующую картинку. Муж приходит домой с работы и жена говорит ему: "Срочно езжай к маме, она звонила, у неё что-то случилось". Муж садится в машину и мчится на другой конец города. Вы наверняка согласитесь, что в этом нет ничего фантастического или мистического. А теперь давайте посчитаем, хватит ли энергии звуковой волны (речь жены), чтобы отправить тело массой 1000 кг (муж + автомобиль) на расстояние 20 км?

Конечно, при описании физического процесса разговора жены с мужем важно, сказала ли жена свои слова громко или тихо: если громко, тогда энергии будет больше. Но даже, если она кричала во весь голос, всё равно не хватит энергии звука на такую работу, не так ли? Вы даже согласитесь, что обсуждать подобные вопросы можно только в шутку. А почему? Ведь речь жены - физический процесс и поездка мужа - физический процесс. Можно, конечно сослаться на то, что человеческий организм - биологическое явление. Но, боюсь, и маститый биолог, даже опираясь на самые последние достижения своей науки, не объяснит нам, почему организм сел в машину и куда-то поехал.

Биолог может нам рассказать, как у первого организма сокращались мышцы, когда она говорила, как у второго организма звуковая волна преобразовалась в нервные импульсы и прочее. Но что заставило этот организм сесть в механизм и переместиться в пространстве, биолог нам не объяснит. Хотя, для борца за естественнонаучные объяснения описание биологических процессов, возможно, и будет достаточным объяснением происходящего, однако всех остальных это объяснение явно не устроит. Но если биолог забудет про биологическую парадигму и станет на минуточку просто человеком без научных степеней и званий, тогда он скажет примерно такие слова: "Этот человек, по-видимому, очень любит свою маму и беспокоится, когда с ней что-то случается".

И такое совсем ненаучное объяснение вполне устроит всех. Эти очень простые слова "любит", "беспокоится" относятся совсем к другим областям бытия, чем все явления, описываемые естественными науками. Это области содержаний и смыслов. А естественнонаучное описание события нам может рассказать только о форме происходящего: как и что сказала, какой был пульс и давление, как быстро побежал, куда и на чём поехал и т.д. Но если мы не понимаем содержания сказанных слов, всё происходящее для нас может иметь только "физический смысл", то есть в данном контексте - никакого смысла. И выясняется, что для человека имеет значение не столько форма события, сколько его содержание и смысл. А характер и судьба растут именно из этого. Что такое мужественный человек? Что значит стремиться к цели и достичь её? Опишите, пожалуйста, средствами естественных наук эти понятные почти каждому явления нашей жизни?

На самом деле всё совершенно очевидно, и Вы напрасно на протяжении всей статьи делаете вид, что этого не понимаете. Никакая естественнонаучная конструкция не может описывать характер и судьбу человека. Это очевидно любому нормальному человеку, не прошедшему промывки мозгов естественнонаучной догмой. Даже пропагандисты марксистско-ленинской доктрины не решались сводить характер человека только к естественнонаучным факторам. Они описывали человека как сумму (или, если хотите, смесь) биологического и социального, но уж никак не чисто физико-химическо-биологическое явление. Социальное по той же доктрине тоже не сводилось к сумме физико-химическо-биологических факторов.

Вы видите: даже агрессивный диалектический материализм не пытался опустить человека до уровня предмета естественных наук. В истории европейской мысли был период физического идиотизма (политкорректные философы называют это физикализмом), когда "прогрессивным мыслителям" казалось, что всё многообразие жизни можно свести к чисто физическим процессам. По счастью он захватил далеко не всех и продолжался недолго. Итак, если вы согласны с утверждением: "никакая естественнонаучная конструкция не может описывать характер и судьбу человека", то мы можем пойти дальше. Если же не согласны, то мне хотелось бы познакомиться с Вашими аргументами, поскольку моё воображение не способно такие аргументы даже нафантазировать.

Из сформулированного утверждения следует, что моё обоснование возможности планетных воздействий на биосферу Земли для астрологии имеет ничуть не больше значения, чем Ваше отрицание. Предположим мы с Вами, пользуясь сегодняшними средствами естественных наук, найдём точный механизм воздействия планет и звёзд на психическое и биологическое состояние человека, опишем этот механизм и подтвердим это на опыте и в теории. Сможет ли это как-то обосновать астрологию? Никак! Это сможет увеличить доверие к астрологии, сможет объяснить некоторые самые поверхностные астрологические факты, но обоснованию астрологии это не поможет.

Пора мне заканчивать это письмо, слишком уж длинным оно получается. Но тему, которую я начал, оборвать никак нельзя. Поэтому обещаю её непременно продолжить в следующем письме.

А пока, до свидания, дорогой сосед! До новых виртуальных встреч!

Ваш сосед и оппонент, Михаил Левин.


 

↑ вверх


© Тибетская образовательная школа эзотерической астрологии, психологии и йоги «Sotis»
Гороскопы, персональные гороскопы, зодиакальные гороскопы, гороскопы на день, гороскопы на месяц, гороскопы на год, прочие гороскопы от астролога Дмитрия Синько