Миф

Четвертый подвиг Геракла — Поимка лани

Миф

Великий Председательствующий в Совещательной Палате Господа обратился к Учителю, стоящему рядом:
— Где сын человеческий, который есть Сын Божий? Как он продвигается? Как он проходит испытания и каким служением теперь занят?

Учитель ответил, обратив глаза на сына человеческого, который есть Сын Божий:
— Теперь он ничем не занят, о Великий Предсе¬дательствующий. Третье испытание дало слишком много пищи для размышления этому жаждущему знаний ученику. Он вспоминает и обдумывает.

— Подготовь для него испытание, которое потребует от него самого мудрого выбора. Пошли его работать в той области, где он должен будет выбрать из множества голосов тот, который вызовет в нем желание подчиниться. Подготовь также испытание, очень простое на внешнем плане, но которое, тем не менее, пробудит всю его мудрость на внутреннем плане, а также умение правильно выбирать. Пусть переходит к четвертому испытанию.

* * *

Перед четвертыми великими Вратами стоял Геракл, сын человеческий и все же Сын Божий. Сначала тишина была глубока. Он не произнес ни одного слова, не издал ни одного звука. За Вратами простирался прекрасный пейзаж, а на далеком горизонте высился храм Господа, святилище Бога-Солнца, со сверкающими зубчатыми стенами. На холме поблизости стояла изящная молодая лань. И Геракл, сын человеческий, но при этом Сын Божий, наблюдал и 78] прислушивался, и слушая, услышал голос. Голос исходил из яркого кружка Луны, который был домом Артемиды. И прекрасная Артемида сказала слова предостережения сыну человеческому.

— Лань моя, не тронь ее, — сказала она. — Целые века я растила ее и заботилась о ней. Лань моя, и моей она должна остаться.

Затем показалась Диана, небесная охотница, дочь Солнца. Обутая в сандалии, она прыгнула к лани и тоже заявила о своих правах.

— Это не так, — сказала она. — Артемида, прекраснейшая из дев, лань моя, и моей должна остаться. Златорогая лань моя, не твоя, и моей она останется.

Геракл, стоящий между пилонов Врат, слышал этот спор и очень удивлялся, что две девы так ссорились из-за лани. Но вот еще один голос достиг его слуха, властно сказав:
— Лань не принадлежит ни одной из дев, о Геракл, но только Богу, чье святилище ты видишь на далекой горе. Пойди освободи ее, доставь в безопасность святилища и оставь там. Это просто сделать, о сын человеческий; тем не менее, будучи Сыном Божьим (подумай об этом!), ты можешь найти и поймать эту лань. Ступай.

* * *

Геракл устремился через четвертые Врата, оставив позади множество полученных даров, и не раздумывая приступил к ожидавшей его стремительной погоне. Ссорящиеся девы наблюдали издали. Прекрасная Артемида, наклонившись с Луны, и Диана, прелестная охотница в лесах Бога, следили за движением лани; при малейшей возможности каждая отвлекала Геракла, пытаясь помешать его усилиям. Он гнался за ланью по лесам и полям, и обе девы хитро и тонко вновь и вновь обманывали его.

В течение целого года сын человеческий, который есть Сын Божий, преследовал лань; иногда ему удавалось мельком увидеть ее силуэт, но он лишь убеждался, что она опять скрылась 79] в чаще лесов. С холма на холм, из рощи в рощу преследовал он лань, пока около тихого пруда не увидел ее, спящую на траве, по которой ещё никто не ходил, уставшую от долгого бега.

Неслышно подкравшись поближе, он выстрелил из лука и ранил лань в ногу. Сдерживая волнение силой всей своей воли, он подкрался ближе, однако лань не двигалась. Тогда он подошел еще ближе и обхватил ее руками, прижав к своему сердцу. Артемида и Диана смотрели на него.

— Поиск окончен! — громко крикнул он. — Я углубился в северные леса, но лани не нашел. Я пробирался в глубокие темные чащи, но лани не нашел. Через дикие равнины и безводные пустыни я гнался вслед за ланью, но не нашел ее. Каждый раз меня с пути сбивали девы, но я упорствовал, и теперь лань моя! Лань моя!

— Не так, Геракл, — донесся до его слуха голос того, кто стоит близко к Великому Председательствующему в Совещательной Палате Господа. — Лань принадлежит не сыну человеческому, даже пусть он и Сын Божий. Отнеси лань к тому далекому святилищу, где живут Сыны Бога, и оставь ее там у них.

— Почему так, о мудрый Учитель? Лань моя, я заслужил ее долгим поиском и странствиями, она моя еще и потому, что я наконец держу ее у своего сердца.

— Но разве ты не Сын Божий, пусть и сын человеческий? И разве святилище и не твое тоже? Разве ты не разделяешь жизнь всех тех, кто живет там? Отнеси священную лань в святилище Бога и оставь ее там, о Сын Божий.

* * *

Тогда Геракл отнес лань в святилище в Микенах и, дойдя с ней до центра святого места, там положил ее. И когда он положил ее пред Господом, то заметил на ее ноге рану, сделанную стрелой из его лука. Лань принадлежала ему по праву поиска. Лань принадлежала ему по праву искусства и точности его руки.

— Лань даже дважды моя, — сказал он.

Но Артемида, стоящая на наружном дворе этого святейшего места, услышала этот громкий крик победы и сказала:
— Нет. Лань моя и всегда была моей. Я видела ее очертания, отраженные в воде, я слышала ее топот по дорогам земли, я знаю, что лань моя, так как каждая форма моя.

Но Бог-Солнце заговорил из святого места:
— Лань моя, а не твоя, о Артемида! Ее Дух находится со мной на протяжении вечности, здесь, в центре этого святилища. Ты не можешь войти сюда, о Артемида, но знай, что я говорю правду. Диана, прекрасная охотница Господа, может войти на миг и рассказать тебе потом, что видела.

В святилище на один краткий миг прошла охотница Бога и увидела ту, что была ланью, лежащую у алтаря, как мертвая, и горестно сказала:
—  Но если Дух остается с тобой, о великий Аполлон, благородный сын Божий, то знай, что лань мертва. Лань убита человеком, сыном человеческим, пусть он и Сын Божий. Почему он может войти в святилище, а мы должны ждать лань снаружи?

— Потому что он принес лань в своих руках, у своего сердца, и в святом месте лань найдет отдых, как и человек. Все люди здесь мои. Лань тоже моя — не ваша, не этого человека, а моя.

* * *

Вернувшись после испытания, Геракл опять прошел через Врата и нашел путь обратно, к Учителю своей жизни.

— Я выполнил задание, данное Великим Председательствую-щим. Оно было простым, если не считать продолжительности и напряжения поиска. Я не слушал тех, кто заявлял о своих правах, 81] и не ошибался на Пути. Лань уже в святом месте, близко к Сердцу Бога и также, в час нужды, близко к моему сердцу.

— Иди взгляни еще раз, о Геракл, сын мой, за пилоны Врат.

И Геракл повиновался. За Вратами простирался прекрасный вид, на далеком горизонте возвышался храм Бога-Солнца со сверкающими зубчатыми стенами, а на холме поблизости стояла изящная лань.

— Выполнил ли я задание, о мудрый Учитель? Лань опять на холме, где я видел ее и раньше.

И из Совещательной Палаты Господа, где сидит Великий Председательствующий, раздался голос:
— Снова и снова должны все сыны человеческие, которые суть Сыны Бога, искать златорогую лань и относить ее с святое место, снова и снова.

Затем Учитель сказал сыну человеческому, который есть Сын Божий:
—  Четвертый подвиг совершен, и, исходя из природы испытания и из природы лани, поиск должен повторяться. Не забывай этого и обдумай полученный урок.

ТИБЕТЕЦ


 

↑ вверх


© Тибетская образовательная школа эзотерической астрологии, психологии и йоги «Sotis»
Гороскопы, персональные гороскопы, зодиакальные гороскопы, гороскопы на день, гороскопы на месяц, гороскопы на год, прочие гороскопы от астролога Дмитрия Синько