Бхакти

Шри Ауробиндо — Бхакти

480. Когда я страдаю от боли, горя или неудачи, то говорю: «Так, Товарищ моих детских игр, ты уже озорничал со мною», я сажусь, чтобы обрести удовольствие от боли, радость от печали, счастливую судьбу в неудаче; тогда Он видит, что Его разоблачили, и гонит Своих призраков и пугал прочь от меня.

481*. Искатель божественного знания находит в истории о Кришне, крадущем одежды Гопий, одну из глубочайших притчей о Божественных путях души, приверженной совершенному исполнению в божественном акте мистического опыта, воспринятого сердцем, а пошляк и пуританин (две стороны одного характера) только похотливую историю. Люди принимают лишь то, что они несут в самих себе, и то же видят отраженным в Писании.

482. Мой наперсник забрал у меня мои греховные одеяния, и я попустительствовал такому падению, возрадовавшись, потом Он хотел сорвать мои добродетельные одеяния, но я устыдился, был встревожен и противился ему. Так продолжалось до тех пор, пока он силой не вырвал их у меня, и я не увидел, насколько моя душа оставалась скрытой от меня.

483. Грех — это уловка и маскировка Кришны, чтобы скрыть себя от пристального взгляда добродетельных. Смотри, о фарисей, Бог в грешнике, а грех в тебе самом, очищающий твое сердце; обоими своего брата.

484. Любовь к Богу, милосердие к человеку — есть первый шаг к совершенной мудрости.

485. Тот, кто осуждает падение и несовершенство, осуждает Бога; он ограничивает собственную душу и обманывает себя. Не осуждай, а наблюдай Природу, помогай и исцеляй своих братьев и укрепляй состраданием их способности и их мужество.

486. Люби мужчину, люби женщину, люби вещи, люби своего соседа, люби свою страну, люби животных, люби человечество — все это любовь Бога, отраженная в живых образах. Так люби и умножай могущество на радость всем, чтобы помогать всем и любить вечно.

487. Если бы здесь существовало нечто такое, что абсолютно непригодно для трансформации или для исправления в более совершенный Божий образ ,то могло бы быть разрушено с легкостью в сердце и безжалостной рукою. Но прежде будь уверен, что это Бог вручил тебе и твой меч и твою миссию.

488. Я должен любить своего соседа не потому, что он живет рядом. Разве имеет значение соседство и расстояние? Не потому, что религия говорит мне, он брат мой. Разве в этом состоит суть братства? А потому, что он и есть я сам. Соседство и расстояние — порождения тела, сердце за пределами их. Братство, будь то кровное, национальное или общечеловеческое, но когда собственные интересы вопиют, что остается от такого братства? Только при жизни в Боге и обращении ума, сердца и тела в образ Его вселенского единства эта глубокая, беспристрастная и непоколебимая любовь становится возможной,

489. Когда я живу в Кришне, то эго и собственные интересы исчезают, и только Бог сам может определить мою любовь, непостижимую и безграничную.

490. Для живущего в Кришне даже вражда становится игрой любви и соперничеством братьев.

491. Для души, обретшей высочайшее блаженство, жизнь не может быть злом или печальной иллюзией; скорее вся жизнь становится пульсацией любви и звонкого смеха божественного Наперсника и Друга.

492. Можешь ли ты взирать на Бога, как на бестелесную Бесконечность и все же любить Его, как человек любит своего повелителя? Тогда высочайшая истина этой Бесконечности уже приоткрылась тебе. Можешь ли ты также заключить эту Бесконечность в одно тайно постижимое тело и увидеть Его, представленным в каждом и во всех этих телах, которые являются и видимыми и осязаемыми? Тогда его широчайшая и глубочайшая истина уже пришла к тебе.

493. Божественная Любовь обладает одновременно двоякой игрой: вселенским движением, глубиной, спокойствием и бездной, подобной некоему Океану, несущему целиком мир и каждый предмет в нем, как на ровной перине с одинаковым нажимом и персональным ритмом, воздействием, интенсивностью и экстатичностью, подобной танцующей поверхности этого Океана, меняющего высоту и силу своих валов и избирающего объекты, на которые они должны обрушить лобзания своей пены, брызг и объятия поглощающих вод.

494. Я испытывал ненависть, но избегал причинять боль и обиду; теперь же обнаружил, не пострадай я так, не стал бы обладателем, столь вышколенным и совершенным, этого бесконечно многообразного чувства восторга в своем уме, сердце и теле. Бог в конце концов себя оправдает, даже если Он и маскировался под задиру и тирана.

495. Я клялся, что не стану страдать от мирских горестей, неудач, жестокости и несправедливости, и сделал свое сердце твердым, как камень, а ум, как безупречную поверхность стали. И хотя я не стал больше страдать, но и наслаждения минули меня. Тогда Бог расколол мое сердце и избороздил мой ум, Я восходил сквозь жестокость и непрерывные муки к блаженству неомрачимости, и сквозь скорбь, негодование и протест к бескрайности знания и постоянству покоя.

496. Когда я обнаружил, что боль — это оборотная сторона и преддверие блаженства, то стал стремиться принять на себя град ударов и множество страданий на свое тело, ибо даже муки Бога показались мне притупленными, слабыми и недостаточными. Тогда мой возлюбленный остановил меня и воскликнул: «Прекрати, и моего бичевания достаточно тебе».

497. Самобичевание древних монахов и раскаяние было порочным и глупым, но все же здесь существует тайна познания души за пределами своей извращенности.

498. Бог — наш мудрый и совершенный Друг, ибо он знает, когда ударить, а когда обласкать не хуже, чем когда убить, а когда спасти и прийти на помощь.

499*. Божественный Наперсник всех тварей скрывает свое дружелюбие под маской враждебности до тех пор, пока не приготовит нас к высочайшим небесам; потом, как на Курукшетра, этот ужасающий облик Владыки борьбы, страданий и разрушений отторгается, и ласкающий лик, нежность, все обнимающее тело Кришны озаряет потрясенную душу и очищает очи своих извечных друзей и партнеров.

500. Страдание делает нас способными к принятию в полной мере Владыки Восторга; оно делает нас также способными выдержать игру иную — Владыки Могущества. Боль — это ключ, открывающий врата силы; это высочайший путь, ведущий нас в град блаженства.

501. И все же, о душа-человек, не стремись к страданию, ибо не в том Его воля, стремись только к радости; что же касается страдания, то будь уверен, его будет дано Провидением ровно столько, сколько необходимо тебе. Потом неси то, что ты сможешь обнаружить, наконец, в своем восторженном сердце.

502. Никогда не причиняй боли, О человече, своему другу; Бог единственный, кто вправе причинять боль, либо те, кого Он на то уполномочивает. Но не полагай фанатично, как Торкумада, что ты один из них.

503. В прежние времена существовала благородная форма клятвенного заверения для душ, сплоченных просто настоянием и действием: «Также несомненно, как существует Бог». Но для наших современников было бы более подходящим иное заверение: «Также несомненно, как любит Бог».

504. Наука полезна, главным образом любящему Бога и познающему Бога, поскольку дает возможность понять в деталях и восхищаться чудесами Его материального мастерства. Первый, изучив, восклицает: «Созерцайте, как Дух проявил себя в материи», а другой: «Созерцайте касание моего Возлюбленного и Владыки, совершенного Художника, его всемогущую руку».

505*. О аристофаны вселенной, вы, оберегающие свой мир и радостно над собой смеющиеся, не откажите и мне тоже взирать божественными очами и разразиться на весь мир хохотом.

506*. Калидаса создал смелый образ снежных утесов Кайласа, будто громогласные извержения раскатов хохота Шивы нагроможденных в своей белизне и чистоте на горные вершины. И это так; когда их образ проникает в сердце, то мирские заботы растворяются, подобно низким облакам, в подлинное ничто.

507. Главная необычность душевного познания в том, что когда оно состоялось, исчезает и интерес к образу, и угроза беспокойства сама собой пропадает, чтобы вновь появиться где-нибудь по соседству. Тогда мы и слышим позади себя, что эти нереальные облака — Бог, смеющийся над нами.

508*. Достигло ли цели твое усилие, о Титан? Не состоишь ли ты, подобно Равану и Хираникашипу, на службе у богов и у властелина мира? Ведь то, за чем твоя душа в действительности устремилась, уже исчезло от тебя.

509. Ум Равана был озабочен стремлением к мировому господству и к победе над Рамой: но душа его все время не оставляла цели возвращения назад на небеса, чтобы как можно скорее снова стать слугою Бога. Поэтому наикратчайшим путем было бросить себя наперекор Богу, облачась в неистовую враждебность.

510. Величайшей радостью должно быть, подобно Нарада, служение Богу; наихудшим Адом жизни — отвержение Бога, чтобы стать властителем мира. То, что кажется ближе всего в невежественном представлении о Боге, является наиболее далеким от него.

511. Божий слуга — это кое-что; Божий же раб значительнее.

512. Стать властелином этого мира счастье действительно высочайшее, если любить мир всеобъемлюще; но для этого в то же самое время нужно быть слугой всего человечества.

513. После того, как ты подведешь итог своего продолжительного служения Богу, обнаружишь, что эта твоя величайшая работа была недостаточной и что мало хорошего ты сделал в любви к человечеству.

514. Существуют два вида деяний, которые особенно привлекательны для Бога в его слуге: согласие мести в тишайшем благоговении полы в Его храме и бороться на мировом поприще за Его божественное свершение в человечестве.

515. Тот, кто свершил даже малое благо для людей, будь он худшим из грешников, принимается Богом в разряд его слуг и возлюбленных. Он взглянет в лицо Вечности.

516. О оглупленный собственной слабостью, не заслоняй от себя лик Божий покровом благолепия, не приближайся к Нему жалким просителем. Вглядись! Ты увидишь в лице Его не напыщенного Монарха и Судью, а улыбку Любящего.

517. До тех пор, пока ты не научился решать проблемы с Богом также, как боец со своим товарищем, могущество твоей души будет все еще оставаться скрытым от тебя.

518. Вначале Сумбха полюбил Кали всем своим сердцем и телом, потом был ожесточен ею и сражался с ней, и, наконец, восторжествовав над нею, схватил ее за волосы и трижды прокрутил в небесах, но тотчас же был убит ею. Таковы четыре шага этого Титана к бессмертию, а последний из них самый значительный и могучий.

519. Кали — это Кришна, проявляющийся как устрашающая Сила и гневная Любовь. Она поражает своими неистовыми ударами эту самость в теле, жизни и уме, чтобы сделать их свободными, как дух вечный.

520. Наши предки пали по древней семитской легенде, вкусив плод с древа добра и зла. Сорви они однажды с древа вечной жизни, избежали бы такого неотвратимого последствия; но намерение Бога в отношении человечества оказалось расстроенным. Его гнев — для нас благоприятная возможность.

521. Если бы Ад был возможен, то это был бы кратчайший путь к высочайшим небесам. Для воистину возлюбившего Бога.

522. Бог всякий раз изгоняет нас из любого Эдема, чтобы заставить пройти сквозь пустыню в божественный Рай. Если ты удивлен в необходимости столь знойного и огненного перехода, знай, ты одурачен своим умом и не познал свою душу за пределами смутных желаний и тайной радости.

523. Здоровый ум ненавидит страдание; ибо желание пострадать, которому люди иногда потворствуют в своем уме, является патологическим и противоречащим Природе. Однако душа заботится об уме и его страданиях не более, чем кузнец о муках металла в пламени; она следует своей собственной потребности в утолении своего голода.

524. Жалость иногда хорошо подменяется любовью, но это всегда не более, чем подмена,

525. Жалость к себе всегда порождение самовлюбленности, но сострадание к другим не всегда рождается от любви к своему объекту. Оно иногда возникает как стремление уберечь себя от лицезрения страдания, подчас это высокомерная подачка богатого человека бедному.

526. Не сожаление о том, что покалывает сердце и слабеют члены, а божественная уверенность и невозмутимое сострадание и помощь есть та добродетель, которую мы должны укреплять.

527. Открытие того, что спасение человеческого тела или ума от страдания не является всегда благом для любой души, ума или тела, есть наиболее горькое испытание для человеческого сострадания.

528. Человеческая жалость — это порождение невежества и слабости; она раба эмоциональных впечатлений. Божественное сострадание понимает, различает и спасает.

529. Безраздельное сочувствие — благороднейший дар характера, не позволяющий причинить ущерб любому живому существу, — является высочайшей человеческой добродетелью; но Бог поступает на самом деле иначе. Не потому ли человек благороднее и лучше Вселюбящего?

530. Люби и служи людям, но остерегайся, чтобы это не было потворством собственным желаниям. Повинуйся скорее Богу в себе.

531. Не нужно прислушиваться ни к голосу Бога, ни его ангелов, если мирская идея свята.

532. Видь Бога повсюду, но не пугайся масок. Будь уверен, что всякая ложь — это истина в становлении или истина в падении: всякое падение тщательно скрывается, всякая слабость — это сила, скрытая от собственного видения, всякое страдание есть таинственный и бурный экстаз. Если ты твердо уверен и непреклонен, в конце концов увидишь и испытаешь я всеобъемлющую Истину, и Всемогущество, и всепоглощающий Восторг.

533. Человеческая любовь исчерпывается в экстазе, человеческая сила истощается в напряжении, человеческое знание — отраженная тень полускрытой глобальной истины, освещающей его солнцем; в то время как божественное знание охватывает противоположные истины и примиряет их, божественная сила возрастает при всей щедрости ее саморасточения, божественная любовь может растратить себя полностью и все же никогда не исчерпаться или приуменьшиться.

534. Отвержение лжи умом в стремлении к истине является одной из главных причин, почему ум не может достичь устойчивой, полной и совершенной истины; не бежать от лжи пытается божественный ум, а ухватить ту истину, которая таится, маскируясь даже за наиболее нелепой и далеко идущей ошибкой.

535. Полная истина о всяком предмете есть огибающий и всеохватывающий шар, состоящий из нескольких сфер, не соприкасающихся с ним, а представляющих только субъективность и объективность знания, Бога.

536. Существует много глубоких истин, которые подобны опасному оружию у нерадивого владельца. При верном обращении они представляют значительную ценность и важность в Божественном арсенале.

537. То настойчивое упрямство, с которым мы цепляемся за наше скудное, обрывочное, полутемное, полное горестей существование даже в том случае, когда нераздельное блаженство вселенской жизни зовет нас, представляет собой одно из самых поразительных таинств Бога. Оно равнозначно той бесконечной слепоте, с которой мы отброшенную тень нашего эго на целостный мир называем вселенским существом. Два этих мрачных обстоятельства предопределяют собою суть и дееспособность Майи.

538. Атеизм — это теневая или сумеречная сторона высочайшего осознания Бога. Каждая формула, в которую мы обрамляем Бога, хотя всегда и верна как символ, становится ложью, как только мы ее принимаем за достаточную формулу. Атеист и Агностик приходят для того, чтобы вылечить нас от этой ошибки.

539. Отрицатели Бога и полезны нам, и служат Его утверждению. Это Он, кто отрицает в роли Атеиста Свое собственное существование ради более совершенного человеческого познания. Еще недостаточно увидеть Бога в лице Христа и Рамакришны и услышать Его слово, мы должны увидеть Его также и в Хаксли и в Хейкли.

540. В состоянии ли ты увидеть Бога в своем мучителе и убийце даже в момент смерти или во время пытки? В состоянии ли ты увидеть Его в том, кого убиваешь, и, убивая, любить? Если да, то тогда ты обладаешь высшим знанием. Возможно ли кому достичь Кришны, кто никогда не поклонялся Кали?

 

Приложение

541. Я знаю, что противоположное тому, что я говорю, верно, но для данного момента то, что я говорю все же вернее.

542. Я также, как и вы, мои друзья, полагаю, что Бог, если Он существует, есть демон и людоед. Но что вы собираетесь делать вслед за этим?

543. Бог — это верховный Отец Иезуит. Он всегда творит зло, от которого может произойти благо, беспрестанно ввергает в заблуждение ради большего понимания; навсегда подавляет нашу волю, чтобы она могла обрести в конце концов бесконечную свободу.

544. Наше Зло для Бога не зло, а невежество и несовершенство, а наше добро только более мелкое несовершенство.

545. Религиозный фанатик говорит правду, хотя и чересчур неистово, когда указывает на то, что наша величайшая и наичистейшая добродетель подобна подлости по сравнению с божественной природой Всевышнего.

546. Быть за пределами добра и зла не значит вести себя безразлично греховно или добродетельно, а стремиться к высшему вселенскому благу.

547. То добро, что не есть наша этическая добродетель, которая относительна, и представляет заблудший свет в мире; оно сверхэтическое и божественное.

Страницы:  ← предыдущая  1 | 2 | 3 

 

↑ вверх


© Тибетская образовательная школа эзотерической астрологии, психологии и йоги «Sotis»
Гороскопы, персональные гороскопы, зодиакальные гороскопы, гороскопы на день, гороскопы на месяц, гороскопы на год, прочие гороскопы от астролога Дмитрия Синько